Ральф Пэйн-Галлоуэй. Водоплавающая дичь и стрельба ее из дробовиков и гусятниц

отрывки

                            Письма молодым стрелкам. (Третья серия)

                                                     Письмо 1.

                            СТРЕЛЬБА ВОДОПЛАВАЮЩИХ - ВВЕДЕНИЕ.

          Из всех видов ружейного спорта, стрельба водоплавающей дичи, по моему мнению,  наиболее захватывающая, и человек, который  вкусил  ее прелестей, редко пропускает случай насладиться ей, до тех пор, пока его здоровье и силы  позволяют ему это. Возможно, затем ревматизм и возраст помешают добытчику преследовать уток и гусей  на прибрежной полосе или приливном течении, он будет наслаждаться  воспоминаниями о былых временах,  (снова и снова стреляя своих птиц)  вспоминая выстрелы по птицам сидя у камина, и, может быть,  свист ветра в дымоходе будет напоминанием о многих бурных ночах и днях, проведенных в дикой природе на берегу или на воде.

Выходы, приключения, успехи и много, очень много разочарований и неудач, случившихся в жизни ловца, вспыхнут в его памяти.*

Окружающие его пространства величественны и безлюдны,  его спорт –это уединение похожее на печаль, его долгие одинокие скитания по морю и берегу, его молчаливые часы созерцания Природы в ее дикости, шорох ветра и плеск волн, все  делает  ловца задумчивым и осторожным, и в скромном образе жизни даже суеверным.

Я могу с уверенностью сказать, что  очень редко встречал настоящего любителя охоты на дичь, богатого или бедного, который не был бы в душе настоящим спортсменом  и не был бы терпеливым и бескорыстным. 

Приятное сборище, характерное для стрелков лесной стороны, бегущие из укрытия фазаны, бодрый  вид людей и собак на вересковых пустошах, ходьба по стерне и репе в поисках куропаток – все это по своему достаточно хорошо, и сопутствующее этому общение приятно само по себе.

Охотник за птицами может по достоинству оценить такие развлечения с кем угодно; но с годами он может понять, что ему уже не так хочется убивать фазанов, куропаток и тетеревов, как раньше, и что дневная охота на дичь, какой бы хорошей она не была, не доставляет ему такого  удовольствия, как раньше, в молодые годы.

Однако поговорите с птицеловом о побережье и его диких гусях, о приливном потоке и ее  свиязях, и я ручаюсь вам, что он оживится; расскажите ему о луже   с несколькими  различными птицами, или о стаях уток и селезней, перелетающих  с  морских отмелей на недалекие затопленные болота - да ведь через мгновение его ружье будет у него в руке. Напомните ему о делах, развлечениях, ужине и ли постели, вы обнаружите, что все это ни к чему не приведет, и он должен воспользоваться своим шансом, когда поблизости  есть доступная ему водоплавающая дичь.

Какой бесконечный интерес вызывают птицы, с которыми связан птицелов; они для него старые друзья, поскольку год за годом мигрируют к нашим берегам.

У него есть имена для всех их, хотя некоторые из них неизвестны в "Ярелле", но его имена заметьте, нередко происходят от того, что он наблюдает за повадками, оперением или криком птиц, держа свое ружье под руками. Для обычного стрелка название "дикий гусь" представляет всю группу гусиных, и дикая утка часто классифицируется аналогичным образом; лебедь – это не что иное, как лебедь, и на этом все. А ржанка, будь то зеленая, золотистая или серая – просто ржанка, и ее можно съесть.  Даже самый бедный птицелов знает это, потому что разве он не подстрелил по крайней мере пять если не шесть видов диких гусей?

Тот самый Яррелл. фото из интернета.

Он может сказать вам, что есть большой лебедь и лебедь поменьше; он также может сказать вам, что по одной утке и другой он распознает по меньшей мере дюжину и тоже подстрелил их! Что касается куликов, нырков и поганок, он поразит вас тем, как их много; и хотя он может не знать их  латинских или даже правильных английских названий, он, если вы покажете ему их в музее, продемонстрирует удивительное знание мест обитания и привычек каждого вида, кроме самых редких, ибо его жизнь проходит в наблюдении за ними – изучение, обязательное для каждого охотника, который надеется на успех.

Дикая пустыня воды и ила, медленный прилив, ползущий  вверх по каналам, и унылые  пейзажи, среди которых обычно практикуется охота на дичь, очаровывает птицелова своим намеком на одиночество, хотя такое серое и бесплодное окружение могло бы вызвать чувство депрессии у любого другого.

Страшные восточные и северные ветры – радость для птицелова; и чем сильнее они дуют и чем дольше дуют, тем  лучше его настроение. Сильный мороз и глубокий снег – вот о чем он молится, холодные ветра и суровая погода обеспечивает ему спорт, будь он удачливым стрелком, владеющим плоскодонкой и большим ружьем, или  просто тем,  кто бродит по болотам  и морским берегам, наблюдая и ожидая с утра до ночи  возможности выстрела в одну или две заблудившиеся утки.

Такая удивительная выносливость и настойчивость бедного охотника известна немногим. Много раз я видел, как он взваливал на плечо ружье и лопату в конце тяжелого рабочего дня и брел по колено в илистой жиже милю или больше от берега, чтобы вырыть яму, в которой он пролежит полночи, промокший до нитки и умирающий с голода и холода, из-за простого шанса убить пару  диких уток при лунном свете, когда они плывут к нему по течению прилива.

Эти береговые птицеловы, которые стреляют по ночам из нор, которые они выкапывают на илистых равнинах, часто  подвергаются большой опасности, так как из-за переохлаждения и истощения они иногда засыпают. Тогда они могут быть так окружены набегающим приливом, что уйти уже невозможно, или, направляясь домой, они могут блуждать в темноте в сторону моря, а не берега, и я знаю несколько таких случаев, когда они терялись из-за таких злоключений.* Именно такие люди, как они, храбрые, выносливые и наблюдательные, могут преподать новичку законченный урок охоты на уток, ибо никто не узнает секретов охоты на диких птиц, пока не изучит их повадки ночью, и особенно в течение часа после захода солнца и за час до восхода, времени, когда почти все морские и береговые птицы находятся  на переходе либо к кормлению, либо к бегству.

Если бы мне пришлось выбирать зимний вид спорта, я бы предпочел коттедж у зоны прилива, где можно охотиться на дичь, дворцу в глубине страны, а у его дверей –укрытия, полные дичи. Что может быть более восхитительным, для любителя диких птиц, чем поселиться среди них? Или для человека, чьи мысли с удовольствием посещают море и берег, а также большие продуваемые ветром отмели, заросшие водорослями и  затянутые песком, чем жить в пределах видимости их и сопутствующей им птичьей жизни? Даже если из-за неблагоприятной погоды он не может отправиться на охоту, он постоянно интересуется наблюдением за утками и гусями через подзорную трубу и размышлениям о том, что может случиться завтра.

Затем, опять же, как быстро проходят долгие темные вечера и как много нужно сделать, чтобы  подготовиться к следующему дню; ведь жизнь птицелова очень напряженная, от рассвета до заката и, возможно, до половины ночи; его руки достаточно заняты, когда он дома.

Тихие дни и ясное небо, которые радуют обычного охотника,  для охотника на водоплавающих как яд, он просит о суровой погоде, которая сначала приведет его птиц к побережью, а затем и задержит их. Какое ему дело до того, что окна и дверь его коттеджа сотрясаются во время бури, как от руки великана! Что град барабанит по оконным стеклам, как барабаны марширующего полка, а великолепный  восточный шторм гремит и отдается эхом за пределами его уютного убежища со звуком,  как будто соперничающие флоты колотят друг друга из своих больших пушек далеко в море! Ибо пронизывающий ветер, пронизывающий шторм и взрывная волна – это как музыка  для слуха птицелова.

Чтобы заставить сердце молодого стрелка биться быстрее, ему нужно просто подкрасться с ружьем в руке к дюжине уток, и по мере того, как  он постепенно подползает к ним все ближе и ближе, он может испытывать беспокойство, которого никогда раньше не испытывал!

Он также поймет, что такое чувство надежды и страха, если он подкрадется на своей плоскодонке к тысяче или двум гусей породы Брент, его ружье заряжено и полностью взведено, а палец на спусковом крючке. Он также узнает, что означает совершенное довольство или полное смятение, в зависимости от того, позволят ли ему птицы отдать им  королевский салют порохом и дробью или поднимутся за пределом досягаемости.

Пусть на воде небольшое волнение, но если только мы сможем  не упустить этот случай, есть хороший шанс добыть гусей Брента. Много раз я плыл, толкаясь шестом в волнении моря, или, с часами, висевшими у меня на шее и засунутыми за воротник пальто, чтобы они оставались сухими, лежал ничком в течение часа и более, в двух или трех  дюймах  ледяной воды, которая и омывала дно моей плоскодонки, пока слишком медленное приливное течение несло меня навстречу легионам уток и гусей. И все же, из-за приятного беспокойства, вызванного единственной возможностью выстрела, я не чувствовал ни холода, ни сырости.

Стая на перелете. окрестности Питера. Октябрь 2022г. Фото А.Вальневой

Несомненно, жизнь птицелова полна надежд; он надеется на хорошую погоду, непогоду, штормы, штили, мороз и снег; на северный, южный, восточный или западный ветер или отсутствие ветра вообще! Он надеется, что птицы сядут, полетят, поплывут; он надеется на рассвет, на  закат, на солнце, на луну, на звезды. Он надеется на половодье или на маловодье. На самом деле нет такого изменения времени, ни прилива, или погоды, или света, или темноты, на которое он не надеялся бы в тот или иной момент, поскольку это повышает его шансы на удачу.

Что касается стрелка с укрепленной на станке крупнокалиберной утятницей, его главная надежда состоит в том, что  он когда-нибудь сделает действительно хороший выстрел, и он всю жизнь сожалеет о том, что промахнулся, или, что хуже всего, его ружье дало осечку, когда перед ним была действительно великолепная возможность за всю его спортивную жизнь сделать лучший выстрел, когда-либо известный. Действительно надеюсь! Если бы судьба  постоянно несла нам, птицеловам, хорошую  удачу, скоро в живых не осталось бы уток и гусей, по которым можно было бы стрелять.

Чем больше я наблюдаю за охотой на дичь, тем больше убеждаюсь, как мало успеха в ней достигается благодаря удаче и как сильно этот вид спорта зависит от опыта и умелого использования благоприятного момента, независимо от того, сколько времени, хлопот и денег тратят на него его приверженцы.

Только те, кто практикует это, могут сказать, какое это великолепное занятие –выслеживать с плоскодонкой и ружьем уток и гусей, которые часто встречаются на побережье. То, как увлекательно это для человека, который следит за таким   времяпровождением, известно только ему одному, и, на мой взгляд, в мире  спорта нет ничего, сравнимого по волнению и интересу с охотой на дичь с большим ружьем.

Вы можете стрелять в тысячные стаи птиц на чужих берегах, и, возможно, за несколько часов добудете сотню и более; однако, когда вы возвращаетесь домой и должны довольствоваться дюжиной птиц за выстрел вместо пятидесяти или шестидесяти, как за границей, где  дичь  все еще в мириардах, вы обнаружите, что вам так же хочется получить их и так же приятно убивать даже значительно меньшее количество. *

Осенний перелет. В городе утки людей не боятся. Начало декабря 2019г в Питере. фото А.Вальневой.

Пусть так называемые гуманитарии беснуются в своем невежестве и осуждают то, что они называют резней невинных птиц! О боги! В какой соблазн эти самые невинные вводят нас, птицеловов, и как мало из них мы убиваем  пропорционально тому, что видим!

Морская рыба и лосось вылавливаются сетями оптом, и, поскольку дичь на побережье  также собирается сотнями, ее тоже приходится убивать в большом количестве за раз или не убивать вообще. Пусть насмешник сделает вылазку со своим охотничьим ружьем, и не добудет ни одной  птицы  из тысячи или двух, которых он видит плывущими по приливу, тем не менее,  умелый охотник, при надлежащем снаряжении плоскодонки и ружья,  скоро добудет два десятка этих самых птиц, красивых на вид и отлично подходящих в пищу.

Часто повторяющийся крик о том, что стрелок с утятницей больше ранит птиц, чем убивает, и оставляет их страдать, является еще одним заблуждением, которые так раздражают птицелова из-за того, что его трудно опровергнуть, поскольку бесполезно вдалбливать в голову фанатичного критика, что стрелок из большого ружья из-за крупной дроби, которую он использует, обычно убивает две трети своих гусей и уток чистыми, и что, если ему случится подранить кого-нибудь, они обычно все добираются – они слишком ценны, чтобы их терять.

Но эти критики стрельбы из крупнокалиберных ружей в креслах заставили окружающих, правы мы или нет, поверить, что этот вид спорта жесток. Они скорее доведут свое дело до конца и увидят, как бедный стрелок или рыбак с побережья погибнет зимой от голода, чем допустят, чтобы бы они тяжелым, честным и часто опасным трудом, когда рыбы мало, а работа недоступна, поддерживали свои семьи и самих себя с помощью установленного на станке ружья!

Однако, пока доброе Провидение посылает нам стаи уток, свиязей и гусей, я ручаюсь, что стрелок с большим ружьем скорее возьмет с них дань, чем просто посмотрит на то, что представляет для него спорт, еду или  деньги, в зависимости от обстоятельств, и улетит без помех в другие края.

Если кому и случается ранить уток и гусей, так это нуждающемуся береговому стрелку; ибо ему, бедняге, так хочется подстрелить несколько птиц, что он не всегда задумывается, находятся ли они в пределах досягаемости его ружья. Кто будет винить его? Ни я, ни вообще любой другой охотник, у которого есть сердце под фланелевой курткой!

*Эскиз, напротив иллюстрирует один из многочисленных «походов», пережитых автором.

*Некоторые мужчины, которое стреляют таким образом, берут с собой собаку, чтобы добыть своих птиц, хотя только немногие собаки могут долго выдерживать условия, свойственные  этому стилю охоты.

*Эти люди, однако, не равнодушны к собачьей компании, так как, если они засыпают и прилив угрожает окружить их, собака обычно предупреждает спящего об опасности. И все же, я хорошо помню, как однажды на рассвете, после ужасной ночной бури и снега, я увидел в подзорную трубу то, что издали показалось мне кучей тряпья, выброшенной морем на большую  пустынную песчаную отмель, и которую охраняла собака, бедная дворняжка. Мы обнаружили, что это тело его покойного хозяина, местного птицелова, которого настиг прилив, когда он был далеко от берега, и он утонул в темноте за несколько часов до этого.

*Почему? Просто потому, что независимо от того, убьете вы много или мало птиц, меньшее общее количество, вероятно, потребует таких больших затрат терпения, мастерства и выносливости, чтобы получить его, как и большее!

                         -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-

 

                                                      Письмо 4.

                                                      ЛЕБЕДИ.

Дикие лебеди не часто прилетают на Британские острова  (если только в Северной Европе не царят сильные морозы), но они являются постоянными зимними посетителями наших прибрежных и внутренних вод – «громадина» добывается  главным образом на реках и озерах, а лебедь Бевика- на побережье или вблизи его.*

Я думаю, что лебеди летают быстрее уток или гусей, но из-за их огромных размеров глазу трудно оценить их огромную скорость.  Я не знаю ничего более мелодичного, чем звуки ритмичных махов лебединых крыльев; дикий и мелодичный звук, который можно услышать почти за милю в тихий морозный день.

Чтобы добыть лебедя выстрелом из обычного ружья с плеча, когда птица пролетает мимо,  прицельтесь, взяв хорошее упреждение,  под крыло, как можно ближе к месту соединения крыла с телом; поскольку перья здесь проницаемы, а жизненно важные части доступны для среднего выстрела, в то время как шея и голова – это не только  маленькие площади для прицеливания, но даже если вы попадете в них, вам вряд ли удастся добиться попадания в них количества дробин, достаточного для того, чтобы убить такую большую и сильную птицу. Если лебедь находится на воде, у вас нет другого выбора, кроме как целиться в голову, так как стрельба по телу лебедя со сложенными крыльями подобна стрельбе по подушке, несмотря на все возможные попадания! Если вам пришлось встретить лебедей, когда  вы находитесь в лодке на плаву с большим ружьем на стойке, цельтесь чуть впереди горбов на их спинах, чтобы заряд попал точно в головы и шеи птиц, иначе вы, вероятнее всего, результата не добьетесь.

Если вы видите диких лебедей, отдыхающих на суше или заводи у морского побережья ,  как они  иногда делают после восточных штормов, и вы несете обычное ружье, хорошо спрячьтесь с наветренной  стороны (чем сильнее ветер, тем  лучше), терпеливо ждите когда птицы взлетят, а они наверняка будут взлетать против ветра, то есть перед вами, и, возможно, подойдут на хороший выстрел. (Лебеди не могут оторвать свои тяжелые тела от земли или воды, если только они не поднимаются навстречу ветру.)

Помните, однако, что лебеди – огромные птицы, и этот факт всегда подталкивает к мысли, что в полете они гораздо ближе, чем они есть на самом деле. По этой причине, если они случайно налетят прямо на  вас, оставайтесь неподвижными, пока они не пролетят прямо над головой, а затем поприветствуйте их выстрелом. 

Если лебеди, когда отдыхают, не проявляют склонности к полету, и у вас есть товарищ, вам следует спрятаться с наветренной стороны, а ему следует осторожно обходить птиц, пока он не сможет внезапно появиться позади них с подветренной стороны; тогда он вполне может загнать их прямо на ваше ружье. Таким образом, я с большим успехом стрелял как диких лебедей, так и диких гусей.

Когда лебеди плавают по широкому устью реки или по морю, расстояние до них оценить еще труднее, чем когда они пролетают мимо вас над сушей. Я знал новичка в стрельбе из станкового ружья, который стрелял с расстояния в пару сотен ярдов по диким лебедям, а потом заявлял, что птицы были в пределах досягаемости его большого ружья. (см. эскиз на предыдущей стр.)

                                             -=-=-

Британские лебеди – это немой, вупер (громадина) и лебедь Бевика. Немого легко отличить от других лебедей; и двух последних, или наших настоящих диких лебедей, сложно перепутать, особенно если они в белом оперении взрослых птиц, поскольку разница в весе и размерах  очень заметна *.

(Названия здесь и далее будут даваться в основном в буквальном переводе с английского. Понятно, что в русском языке это шипун, кликун  и тундровый лебеди. Последний и на латыни лебедь Бевика.  Автор часто называет кликуна - вупер, то есть дословно "громадина".  Прим.переводчика.)

Лебедь-шипун (немой), отставший от стаи. Ноябрь 2018г, окресности Ижевска. фото переводчика.

                                        Немой лебедь.

Это ручная и привычная птица наших декоративных водоемов, и ее можно узнать по черному выступу над основанием клюва, а также по черному пятну между клювом и глазом, как показано на самом верхнем рисунке на стр.45.

Кроме того, верх клюва лебедя-немого оранжево-красного цвета (за исключением черных краев, ноздрей и кончика), и на нем  отсутствует пара дюймов черного на конце. Которые присутствуют на клюве каждого из двух следующих описанных диких лебедей.

Лебедь-немой,  хотя и одомашненный на наших островах, размножается в чисто диких условиях в нескольких частях Европы, особенно в Центральной и Южной России  и вдоль берегов Черного и Каспийского морей, где он является такой же абсолютно дикой птицей, как вупер-кликун или лебедь Бевика, когда они посещают наши берега.

У лебедя-немого нет призывной ноты –отсюда и его название –и он самый тяжелый из этих видов, прекрасный самец весом от 28 до 30фунтов, (однажды я убил одного весом 32 фунта) и размером от кончика клюва до конца хвоста от 4 футов 10 дюймов до 5 футов2 дюйма.*

Я стрелял в лебедей-немых на побережье, в северные шторма и сильный мороз, которые, судя по их пугливости, очевидно, совсем недавно прибыли из чужой страны. Поскольку этот вид гнездится в диком состоянии не дальше от нас, чем в Дании, нет особых оснований предполагать, что все лебеди-немые, появляющиеся на берегах Британских островов, обязательно являются ручными и отлучаются из внутренних заповедников.

Лебедя-немого можно узнать на большом расстоянии  по его изящно изогнутой шее, в то время как кликун и лебедь Бьюика, за исключением случаев, когда они кормятся или спят, держат шеи прямо и  напряженно, на манер диких гусей.

                                       Лебедь-кликун.

Местные названия: дикий лебедь, громадина (вупер), свистящий лебедь, большой лебедь.

Говорят, что кликун гнездился на Оркнейских островах около ста двадцати лет назад, но сейчас размножается только за границей, главным образом к северу от Полярного круга. Гнездится в Исландии, Норвегии, Швеции, Финляндии, Лапландии, на севере России и в Сибири. Огромное гнездо кликуна обычно располагается на острове в пресной воде или в пустынном болоте и сооружается из грубого растительного материала. Яйца беловатые, обычно их пять. Кликун значительно крупнее двух наших диких лебедей, и, по моему опыту, определенно встречается реже. Я редко видел несколько десятков этих птиц вместе на наших островах к югу от Твида. *

Кликун той же длины, что и лебедь-немой, или около 5 футов, но более тонкой формы, и, как следствие, более легкого веса. Самый тяжелый вупер, которого я когда-либо убивал, весил 25,5 фунтов, но обычный взрослый самец может в среднем весить от 21 до 22 фунтов, взрослая самка –от 18 до 19 фунтов.

Клюв кликуна имеет длину 4 дюйма, а его прикорневая половина оранжево-желтая, на что указывает белое пятно на рисунке головы этой птицы на стр.45. остальная часть (от кончика до ноздрей) черная.*

Крик громадины напоминает скорее глубокий свист, чем призыв "Хуууп! Хуууп!", от которого, как говорят, и произошло его название.

Эта птица легко приручается, как показывает следующий анекдот. Несколько лет назад четырнадцать кликунов приземлились однажды зимним вечером на паровом поле недалеко от моего дома; земля была влажной после оттепели; ночью снова ударил мороз, и когда лебеди на рассвете поднялись на крыло, чтобы продолжить свой полет, один из них не смог взлететь из-за тяжести примерзших к его ногам комков глины. Эту птицу легко поймали. Я подрезал ему  крылья и посадил в декоративную воду, и через два дня он подплыл ко мне на расстояние трех ярдов, чтобы покормиться кусками хлеба, и он все еще в прекрасном оперении и очень ручной.

                                        Лебедь Бевика.

                Местные названия – маленький дикий лебедь, меньший лебедь.

Этот  лебедь обитает в Арктической Восточной Европе и Сибири, от острова Колгуев, до, вероятно, Берингова пролива, и на побережьях британских островов его больше, чем кликуна. Гнезда лебедя Бевика находили редко, и по его конструкции оно напоминает гнездо кликуна *.

В суровую погоду я несколько раз видел стаи в одну-две сотни лебедей Бевика на нескольких озерах и эстуариях западной Ирландии,  которые лежат недалеко от моря, и время от времени скопления от двадцати до пятидесяти птиц на восточном побережье Англии и Шотландии.

(рис. из интернета.)

Взрослый самец лебедя Бевика почти вдвое меньше по весу, чем взрослый кликун, и на фут короче, его  длина обычно на дюйм или два меньше 4 футов, а вес около 13 фунтов, (самый крупный, какого я когда-либо убивал, весил 15 фунтов), что на несколько фунтов меньше, чем у самой маленького взрослого громадины-кликуна, которого я когда-либо видел. Меньший размер лебедя Бевика, будь то самка, молодая или старая птица, сразу отличает его даже от взрослого или незрелого кликуна; и его голова и клюв меньше и короче, последний составляет всего три дюйма в длину, хотя как и у кликуна, его конечная половина черная. Внешние края оранжево-желтого пятна на клюве лебедя Бьюика, однако, несколько закруглены, а само пятно того же цвета, что и на клюве кликуна. Эти оранжевые пятна являются постоянными признаками различия между любыми из этих двух видов диких лебедей и лебедем-немым.

Характерное различие между  кликуном и лебедем Бевика состоит в том, что оранжевый цвет у основания клюва последней птицы заканчивается перед ноздрями, то есть между ноздрями головой, а у кликуна ниже ноздрей и на одной линии с их концом.

Лебедь Бевика имеет громкий звучный зов, который отличается от мелодичной и приглушенной ноты, издаваемой громадиной-кликуном.

Лебеди в первый год жизни серого цвета, и, конечно, меньшего размера, чем чисто белые взрослые птицы. На вторую зиму они приобретают гораздо более легкое оперение, чем  их первое, хотя и не белоснежное, и тогда они почти такие же тяжелые и крупные, как и их родители.

Молодой или серый лебедь Бевика зимой своего первого года будет  весить 10 фунтов, на вторую зиму -12 фунтов. Вупер будет весить на  этих этапах 15 и 17фунтов.

И у молодых кликунов, и у молодых лебедей Бевика есть свои пятна телесного цвета, пока они не станут взрослыми, когда этот тусклый оттенок сменится оранжевым прикорневым пятном и черной внешней половиной.

Иллюстрация на стр.43 позволит вам составить хорошее представление о разнице в размере и формах этих трех лебедей.

Лебеди на кормежке под снегом. Окрестности Питера, ноябрь 2022г. фото А.Вальневой.

                                            -=-=-=-

Если вы убьете молодого лебедя, и по причине неполных отметин на нем сомневаетесь в том, «дикий» это или «ручной», вам следует внимательно наблюдать за формой его головы. Голова кликуна или лебедя Бевика длинная и клиновидная, лоб низкий и постепенно наклоняется вверх от клюва. Голова лебедя-немого сравнительно короткая и круглая, лоб высокий и выпуклый.

Окрестности Питера, ноябрь 2022г. фото А.Вальневой.

* Поскольку кликун часто забредает в заповедные воды внутри страны, где он доступен для охоты с ружьем, его ошибочно принимают за более многочисленного посетителя Британских островов, чем лебедь Бевика, но это не так, хотя последних птиц у нас действительно бывает меньше, и привычка часто летать вдоль морского побережья делает их менее доступным для охотников за птицами, чем кликун.

* Так называемый польский лебедь – это просто разновидность лебедя-немого. Взрослые самцы и самки лебедей соответственно похожи по оперению и отметинам, и нет никакой разницы между их летним и зимним оперением.

* Я слышал, как лебедь-немой издает низкое шипение, а так же гортанный звук, но только когда охраняет гнездо или детенышей.

* Чтобы помешать старому лебедю постоянно гоняться за другой дикой птицей, отловите его и заделайте дыры в перепонках его ног ватными тампонами. От этого ему хуже не станет, но его бешеный нрав станет намного тише.

*  Нет сомнений, что в суровые зимы на Британских островах  дикого лебедя-немого можно встретить довольно часто, так же как чисто диких  кликуна или Бевика.

*  И кликун, и лебедь Бевика довольно часто встречаются зимой на озерах и берегах некоторых островов Северной Шотландии, хотя, возможно, они более многочисленны во время миграции поздней осенью и ранней весной, чем в холодное время года.

* Треугольное пятно оранжевого цвета, покрывающее  основание верхнего клюва кликуна, начинается от глаз и заканчивается в двух точках –по одной под каждой ноздрей и на одной линии с концом этого отверстия.

* Летом 1894 года мистер Тревор-Баттай обнаружил лебедя Бевика, гнездящегося в небольшом количестве на острове Колгуев, у побережья Арктической Европы.

                                  -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-

 

                                                  Письмо 5.

                        СТРЕЛЬБА ДИКИХ ГУСЕЙ ИЗ РУЖЬЯ С ПЛЕЧА.

Я с осторожностью и терпением испробовал, и я в это искренне верю, все мыслимые приспособления для стрельбы диких гусей из ружья с плеча, включая чучела, установленные на земле; естественных и искусственных лошадей-преследователей; ямы, вырытые в местах кормления и ночлега птиц; и построенные на путях перелетов маленькие соломенные хижины с отверстиями в крышах, через которые можно стрелять. Но дикий гусь - драгоценная осторожная птица, и я давно отбросил все подобные ухищрения как пустую трату времени и усилий. *

Хотя дикие гуси кажутся большими и простыми, если смотреть на них в телескоп с расстояния в милю, поскольку они сидят на песчаных отмелях или кормятся в центре (кстати, всегда в центре) больших полей, тем не менее, они обладают такой большой подозрительностью к любому объекту, хотя бы в малейшей степени, настолько необычно, что они будут инстинктивно избегать его близости.

Как бы тщательно не строил птицелов свое укрытие из веток, или не копал яму, чтобы спрятаться, скорее всего, в них есть что-то такое, что сразу привлекает пытливый взгляд дикого гуся и предупреждает птицу о возможной опасности.

Хорошо известные картины, на которых изображен птицелов, стреляющий с расстояния ружейного выстрела в стаю гусей через отверстие в боковине холстины, имитирующей лошадь или корову, когда он несет это перед собой, смехотворны, хотя воображение художника заслуживает похвалы.

Пару  сотен лет назад дикие гуси, несомненно, не были такими пугливыми, как сейчас, поскольку неполноценность разрушительного оружия тех времен гарантировала им свободу от напрасного беспокойства.

По моему опыту, в наши дни вы с таким же успехом можете попытаться подъехать к стае диких гусей в карете, запряженной четверкой, как и пытаться приблизиться к ним с помощью искусственного животного-преследователя, будь то лошадь, корова - или осел! несмотря на соблазнительные описания успеха, приведенные в некоторых современных работах по птицеводству.

Что касается выкапывания ямы в поле или на болоте, часто посещаемых гусями, я достаточно  часто это проделывал. Иногда мне удавалось сделать один-два выстрела, но никогда удачных, поскольку независимо от того стреляли ли птиц, пролетающих над головой, или после того, как они приземлились, почти невозможно обращаться с ружьем в стесненном положении укрытия. Кроме того, гуси надолго покинут любую землю, где в них стреляли с близкого расстояния, в то время как они кормились или отдыхали.

Лучший способ отстрела ДИКИХ ГУСЕЙ из обычного ружья с плеча, заключается в том, чтобы птицелов спрятался за каким-нибудь естественным укрытием на линии их полета, любо когда птицы летят к местам кормежки, либо когда они возвращаются оттуда в место выбранное ими для отдыха и сна.

Если их не потревожить, дикие гуси будут летать сразу после рассвета, так же регулярно, как часы, из своих спальных мест к месту кормежки, и почти с точностью до минуты они вернутся незадолго до наступления сумерек с того места, где они кормятся, на свое обычное место для ночлега.*

Теперь особенно имейте в виду, что если их потревожить - я имею в  виду отогнать - гуси будут действовать точно таким же образом. Если вы, например, напугаете птиц, когда они кормятся, они полетят прямо к своим обычным местам ночлега; если вы прогоните их оттуда, они снова вернутся к своим местам кормления.

Из этого будет видно, что у вас есть два варианта  стрельбы диких гусей в полете -

1 - стрелять птиц на рассвете и в сумерках, когда они  естественным образом летают туда-сюда между местами, где они отдыхают и кормятся.

2 - стрелять в течение дня тех гусей, которых помощник наганивает на стрелка то с одного места, то с другого.

                                                    -=-=-=-=-

Ветер - это ваше большое подспорье при стрельбе по диким гусям из ружья с плеча. Без ветра, а его много, у вас будет мало шансов заняться спортом, потому что в тихую погоду птицы будут летать высоко в не досягаемости выстрела, хотя в шторм, который препятствует их полету, они будут скользить низко над землей, и. возможно, в пределах досягаемости вашего ружья.

Если в ненастный день вы увидите кормящихся или отдыхающих диких гусей, подползите к ним как можно ближе, не рискуя быть обнаруженными, и спрячьтесь за каким-нибудь укрытием, например за стеной, живой изгородью или берегом, но обязательно займите позицию так, чтобы ветер дул прямо от вас к птицам. Когда гуси поднимаются  сами по себе, или их подгоняет помощник, тогда все в вашу пользу, потому что они обязательно пролетят против ветра какое-то небольшое расстояние, даже если точка, к которой они намереваются в конечном счете направиться, лежит в противоположном направлении.

Если у вас есть помощник, он должен, по возможности, обходить гусей и внезапно показываться с подветренной стороны позади птиц -то есть, когда вы, гуси и он находитесь на одной линии. Тогда у вас есть все шансы на выстрел, если ветер будет сильным, а птицы будут сидеть в пределах сотни ярдов или около того.

Хотя описанная здесь стрельба диких гусей из ружья иногда бывает очень успешным способом их добычи, все же гораздо лучше, если вы сможете найти укрытие на их пути, когда они летят низко против сильного ветра между своими обычными местами отдыха и кормежки. Это лучший план, и в случае его принятия, будет  меньше всего шансов отпугнуть птиц из этого района.

Часто бывает, что полет гусей происходит с наветренной стороны, так как, конечно вы не можете, чтобы вы ни делали, всегда располагаться так, чтобы птицы летели на вас против ветра . В таком случае у вас будет мало шансов на выстрел, разве что в снежную бурю или в густой туман. При полете с ветром, каким бы сильным он ни был, дикие гуси могут пролетать так высоко, как им заблагорассудится,  и обычно будут держаться подальше от досягаемости; но если вам посчастливится оказаться на природе в сильную снежную бурю или в туман, вы обнаружите, что птицы склонны пролетать даже с подветренной стороны на довольно низкой высоте, чтобы не потерять из виду землю под собой. Я убил очень много диких гусей в снежные бури, а так же в туман, когда ветра почти не было.*

Сейчас я описал принципы стрельбы по диким гусям из ружья с плеча, но каждому  многое еще предстоит выяснить самому. Вам придется самым тщательным образом отслеживать передвижения гусей днем и ночью, где они кормятся и где спят, а так же направление, которое они обычно выбирают, когда перемещаются с одного места кормежки  или отдыха на другое. Направление полета гусей от места их нагула к месту ночлега может сильно отличаться  от направления их полета при переходе от места ночевки к месту кормежки; они также могут изменять маршрут в соответствии с ветром и приливом.

Если ветер сильный, они будут лететь прямо к своим убежищам и обратно; если ветер слабый, они, кажется, получают удовольствие, кружась в небе над точками, на которые они приземлиться.

Если гуси меняют места обитания в поисках  пищи или если ночью случается, что прилив накрывает берега, на которых они обычно спят, они могут кормиться и спать в миле в ту или иную сторону от своих обычных мест обитания, и направление их полета будет соответственно меняться. Все эти изменения необходимо отметить и принять соответствующие меры. Вы можете быть уверены, что дикие гуси  ничего не оставляют на волю случая, и что, если вы только сможете это выяснить, всегда найдется причина для изменения их полета. Учитесь, чтобы понять эту причину, и вы будете вознаграждены успехом.

                                                  -=-=-=-=-=-

 

В предыдущих замечаниях я имел в виду серых гусей, которые обычно все питаются внутри страны, а именно: сероглазый гусь, бобовый гусь, розовоногий гусь и белолобый гусь (grey-lag, bean goose,  pink-footed,  white-fronted).

 Гуся, обитающего на берегу, или гуся Бернакла, я редко подстреливал во время полета, но чаще на солончаках или из станкового ружья в зоне прилива. Гусь Брента, по сути, является добычей стрелка из большого станкового ружья, так как эта птица очень редко покидает побережье, хотя в плохую погоду я многих подстрелил из ружья влет, когда они пролетали над маленькими островами или узкими полосами песчаных холмов, которые тянулись между морем и отдельными заливами или устьями рек, которые  птицы посещали в поисках пищи, когда берега в них обнажались во время отлива.

Лучшей стрельбой гусей из ружья с плеча, о которой я знаю, выпало наслаждался моему другу  мистеру Дж.Флетчеру из Салтуна, штат Нью-Йорк, который несколько лет назад в Маргаме, на берегу залива Суонси, за один день добыл из своего ружья  шестьдесят три белолобых  гусей, и снова той же зимой пятьдесят четыре в другой день. Эти прекрасные выстрелы были сделаны во время порывов ветра  во время снежных бурь, и мистер Флетчер убил гусей, когда они летели с моря на кормежку.

Гуси были согнаны с полей сторожами сразу после прилета, и поскольку после возвращения к морю они обнаружили, что море слишком бурное, чтобы отдыхать на нем с удобством, они постоянно улетали оттуда в глубь суши небольшими стайками.*

                     СТРЕЛЬБА ПО ДИКИМ ГУСЯМ В БЕРКЛИ.

Пожалуй, самое историческое место для охоты на диких гусей на наших островах находится в замке Беркли, где более пятидесяти лет точно хранятся записи об этом виде спорта.

Гуси в Беркли с незапамятных времен часто посещали некоторые большие низменные, покрытые травой поля вблизи устья реки Северн, и ежегодно они появляются в количестве, варьирующемся от двух до трех тысяч и более.

Первыми, обычно между 15 и 20 сентября, появляются бобовые и розовоногие гуси, но они почти все исчезают в последнюю неделю ноября, когда пролетают белолобые гуси, которые остаются обычно до марта.*

На больших полях, где обитают дикие гуси в Беркли, рядом с окружающими их изгородями и насыпями установлены сделанные из плетней, переплетенных с соломой, укрытия, за которыми могут прятаться стрелки. Эти укрытия расположены так, что, когда гуси сгоняются шеренгой сторожей с полей, птицы пролетают над ними по пути в Северн. Иногда гуси улетают на другие поля вместо реки, и в этом случае стрелки, по возможности числом шесть или семь,  перемещаются в другую линию укрытий, через которую затем гуси прогоняются сторожами.  В Беркли меня всегда удивляло, что гуси, когда они улетают на Северн после прогулки,  должны примерно через  час  возвращаются на свои кормовые площадки на полях, и, таким образом, должны через короткое время подвергнуться еще одному обстрелу из укрытий, иногда совершая пять или шесть "налетов" за один день (см. иллюстрацию).

Я никогда не испытывал более захватывающего вида спорта, чем эта стрельба по гусям в Беркли. Шум их крыльев, когда птицы поднимаются с земли, подобен грому, а громкость звука, издаваемого хором из двух или тысяч гусей, когда они пролетают над вашим укрытием, сбивает с толку, и вам нелегко, когда вы с тревогой хватаетесь за ружье, выбрать пару жертв из массы серых форм, так быстро проносящихся по небу.

* Несколько зим назад на побережье со мной произошел забавный случай. Два или три раза я замечал, что вереница повозок  и лошадей, занятых погрузкой морских водорослей, возвращаясь домой по пескам в сумерках на очень большом расстоянии от небольшой стайки серых гусей. Лошади и повозки были связаны вместе, и их владельцы шли с передней повозкой, болтая и покуривая.

Я немедленно раздобыл повозку, набил ее морскими водорослями , и, прикрывшись ими, одной рукой управлял лошадью, а в другой держал большое ружье для стрельбы с плеча, заряженное лебединой дробью. Затем я присоединился, как самый задний, к процессии повозок, когда они возвращались домой; все проходили мимо гусей, а птицы не обращали на это никакого внимания, пока повозка, двигающаяся непосредственно передо мной  в ряду, не поравнялись с птицами, но как только она это сделала, дым и пламя вырвались из нее, три гусыни упали замертво, а остальные улетели.

 Случилось также, что эта же идея, которая поразила меня, пришла в голову и местному птицелову, хотя мы с ним никогда не встречались.

* В экстремальную погоду, когда сильные порывы ветра соединяются  с морозом и снегом, дикие гуси не просто будут летать стаями, как это обычно бывает на рассвете и в сумерках, но будут перемещаться в течение всего дня небольшими группами  в поисках пищи или отдыха, в которых им отказывают стихии -а это прекрасная возможность для птицелова, который ранее изучил их линию полета.

* На обширном участке болотистой местности на севере Англии, где я охочусь, и где часто бывает много сотен розовоногих гусей, прошлой зимой (1896г.)

Я хорошо поохотился, наняв рыжего сеттера в качестве приманки. Если, прогуливаясь за бекасом, я наблюдал за полетом гусей, я обнаружил, что присев в осоке и  отправив моего сеттера на волю, птицы часто меняли направление полета, поворачивались к собаке и опускались, плотно сложив крылья прямо над ней. В этих случаях их внимание, казалось было приковано к собаке, которая возбудила их любопытство, к полному пренебрежению их обычной осторожностью. Однако гуси, которых я убивал таким образом, неизменно были молодыми.

* В Маргаме иногда можно увидеть от пяти до шести тысяч белолобых гусей. Птицы прилетают в ноябре, и, поскольку у них есть участок в восемь миль подходящего места для кормления недалеко от моря, они тщательно охраняются и в них  редко стреляют, их численность в последние годы значительно возросла.

* В Беркли розовоногие гуси свободно ассоциируются с бобовыми гусями.

             -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-

 

                               Письмо 6.

                            ДИКИЕ ГУСИ.

Всего на Британских островах водится шесть видов диких гусей, которые проводят у нас осень или зиму в больших или малых количествах.
Вот они:
сероглазый гусь,
бобовый гусь,
розовоногий гусь
белолобый гусь,
гусь Бернакла
гусь Брента.
В очень редких случаях у нас можно встретить также
снежного гуся,
красногрудого гуся
малого белогрудого гуся.
Дальше я опишу их несколько подробнее.

Шесть наших хорошо известных ДИКИХ ГУСЕЙ можно классифицировать следующим образом:
1) Гуси, которые обычно кормятся внутри страны;
2) Гуси, которые кормятся только вблизи моря или в устьях рек;
3) Гуси, которые никогда не покидают или очень редко покидают соленую воду и питаются только на приливных отмелях или на дрейфующих в море водорослях.
Первый класс включает четырех серых гусей - это СЕРОГЛАЗЫЙ ГУСЬ, БОБОВЫЙ ГУСЬ, РОЗОВОНОГИЙ ГУСЬ и БЕЛОЛОБЫЙ ГУСЬ.
Второй состоит из ГУСЯ БЕРНАКЛА, поскольку эту птицу обычно можно увидеть кормящейся на краю приливной воды.
Третий, или морской, класс состоит из ГУСЯ БРЕНТА.

Хотя иногда можно наблюдать, как все дикие гуси, обитающие на наших островах, плавают и кормятся на воде или илистых и песчаных отмелях заливов, следует заметить, что выбор ими места для кормления значительно отличается. При необычных погодных условиях, таких как глубокий снег и сильный мороз, дикие гуси, однако, будут искать пищу везде, где только возможно ее найти, будь то на суше или в море, всегда исключая гусей Брента, поскольку эти птицы очень редко покидают соленую воду и никогда не питаются на суше, кроме покрытых зостерой (взморником) илистых отмелей, обнажающихся во время отливов.

Гусь Бернакла (белощекая казарка) в окресностях Питера. Фото А.Вальневой, октябрь 2022г

              СЕРОГЛАЗЫЙ ГУСЬ.
Местное название -серый гусь или большой серый гусь.
Длина от 33 до 34 дюймов, вес от 9 до 10 фунтов; молодая птица в первую зиму - 7.5, до 8 фунтов (самый крупный добытый мной весил 11 фунтов).
Внешний вид. У взрослых особей есть узкий ряд маленьких белых перышек вокруг основания клюва. Клюв весь одного оттенка, телесного цвета, за исключением его кончика, который белый. Ноги и ступни телесного цвета.
Общая окраска сверху серовато-коричневая; передняя часть шеи и грудь бледно-коричневые, брюшко почти белое. Много или несколько черных пятен (в виде поперечных полосок длиной около дюйма) на нижней части груди и живота. Нижняя часть спины и более мелкие перья крыльев голубовато-серые. Этот сине-серый оттенок характерен для серого гуся и гораздо меньше для розовоногого гуся, но у последнего сине-серый цвет только на плече крыла.
Молодые сероглазые гуси в верхней части темнее, чем взрослые, имеют голову и шею светло-коричневые, на нижней части нет черных пятен. Это самый тяжелый и крупный гусь из всех, кто посещает нас.
Гнезда. Это единственный гусь, который в диком состоянии размножается на Британских островах. Гнездится в небольших и уменьшающихся количествах на севере Шотландии, в Россшире, Сазерленде и Кейтнессе, а так же на Гебридских островах, но не в Англии, Уэльсе и Ирландии. Сероглазый гусь гнездится около воды, образуя сооружения из травы, мха или тростника с опушкой из пуха, в которое откладывается около шести тускло-белых яиц.
Хотя я встречал значительное количество этих гусей в нескольких местах в Шотландии* и очень редко и локально на западе Ирландии, тем не менее, я считаю сероглазого редкой птицей на Британских островах редким гостем в Англии и Уэльсе.
О серых гусях обычно говорят, что они серые до того, как их подстрелят. хотя после убийства они обычно оказываются бобовыми или розовоногими видами.

                БОБОВЫЙ ГУСЬ.
Местное название- серый гусь, (русское - гуменник, прим.перевод).
Длина от 33 до 34 дюймов. Вес от 7,5 до 8 фунтов, очень редко 8.5 фунтов.
Внешний вид. У взрослых особей тут и там есть несколько маленьких белых перышек вокруг основания клюва. около центра верхней части клюва продолговатое пятно оранжево-желтого цвета; остальная часть клюва, его основание и кончик черные. Ноги и ступни оранжево-желтые. Никаких черных пятен на нижней части тела, как у сероглазого гуся, или серо-голубых на крыльях как у сероглазого и розовоногого гусей. Хотя этот гусь той же длины, как и сероглазый, он более тонкой формы, следовательно легче по весу и меньше по внешнему виду.
Гнездится на севере Норвегии и Швеции, на Новой Земле, севере России и в Арктической Сибири. Гнездо по расположению и конструкции аналогично гнезду сероглазого гуся.
Бобовый - пожалуй самый многочисленный серый гусь, который есть у нас. Я видел эту птицу в изобилии почти во всех частях Британских островов, за исключением наших восточных графств.

               РОЗОВОНОГИЙ ГУСЬ.
Местное название -серый гусь, в Шотландии -Блэкнебс, (Blacknebs -"бунтовщик"?.)
Длина от 27 до 28 дюймов. Вес от шести с половиной до семи фунтов, очень крупный может быть дл семи с четвертью фунтов.
Внешний вид: у взрослых особей основание клюва до внешнего конца ноздрей черное, кончик его тоже черный. Небольшая полоска розового ниже ноздрей, опоясывает и верхнюю и нижнюю часть клюва.
Клюв только 1.75 дюйма, или короче и кажется недоросшим по сравнению с клювами других серых гусей. Плечи крыльев серо-голубые, как и у сероглазого гуся, но спина этих птиц коричневая до пепельно-серой. Ноги и ступни розовые.
Гнездо. Найдены на Шпицбергене, и, как говорят, в Исландии, но в основном места его гнездования неизвестны.
Розовоногий гусь значительно меньше сероглазого и несколько меньше бобового гуся. Это обычная птица осенью и зимой в некоторых частях Великобритании; особенно на юго-востоке Шотландии; на побережье Йоркшира, в Линкольншире, на побережье Норфолка и в нескольких прочих мест, за исключением юга Англии. На берегах Северна и вдоль берегов Бристольского канала я видел большое количество этих птиц. В Ирландии я никогда не стрелял в розовоногих гусей, и не слышал о нем, и он не был записан там.
Этот гусь свободно ассоциируется как с бобовым, так и с белолобым гусями. Я часто видел всех троих вместе, и, действительно, снимал их в компании.

                  БЕЛОЛОБЫЙ ГУСЬ.
Местные названия: серый гусь, смеющийся гусь (судя по его хриплому крику), полосатый гусь, черепаховый гусь. (Два последних названия из-за заметных черных отметин на его груди).
Длина от 26 до 27 дюймов. Вес от 6 до 6,5 фунтов, очень крупный 7 фунтов.
Внешний вид. Этого гуся невозможно спутать, если он во взрослом или почти взрослом оперении. У обоих полов есть широкая белая полоса перьев вокруг основания верхней части клюва, которая опоясывает лоб почти до глаз (отсюда и название - белолобый). Нижняя часть коричнево-белая; от верхней части груди до ног, смело и красиво разделена полосами и окрашена от края до края в черный. Клюв весь одного оттенка, оранжево-желтый, за исключением белого кончика. Ноги и ступни оранжево-желтые. У молодых птиц этого года нет черных полос на груди, а лоб не белый, а темно-коричневый.*
Гнезда. Главным образом в Арктической Сибири, но также в России и Исландии. Если мы рассматриваем малого белолобого гуся (см.стр.82) просто как расу этого вида, то к ареалу его разложения следует добавить Северную Скандинавию. Очень крупная форма, известная как "гусь Гамбела", размножается по всей Арктической Америке и в Гренландии. Гнездо белолобого гуся напоминает гнезда бобового и сероглазого гусей.

Белолобый гусь, как и розовоногий, также намного меньше, чем серый гусь, и несколько меньше бобового гуся. Несмотря на относительно небольшой ареал я видел эту птицу в больших скоплениях, главным образом в западных частях Англии и Ирландии, и, в небольшом количестве, в Шотландии.
Если за границей преобладает плохая погода, он всегда посещает нас в больших количествах. Я часто видел белолобых в компании и бобовыми и розовоногими гусями.
Примечание. Молодых из этих четырех серых гусей временами трудно идентифицировать, если рассматривать только их оперение, но окраска клюва и лап в сочетании с их весом и длиной в большинстве случаев отличаются. Однако у молодых птиц окраска всегда менее характерна, чем у взрослых, и их общее оперение темнее.
Взрослые самки имеют несколько более приглушенный оттенок оперения, чем взрослые самцы, и обычно на дюйм или два короче и весят на фунт меньше. Детеныши обоих полов в первую зиму весят на фунт- полтора меньше, чем взрослые.

Гусь Бернакла (белощекая казарка) в окресностях Питера. Фото А.Вальневой, октябрь 2022г

Примечание переводчика. Есть мнение, что брент (brant- как пишут, от старонорвежского- черный, обгорелый) –просто латинское название всех трех видов казарок (в том числе и белощекой),  а бернакл –название усоногих ракообразных, из которых по средневековым понятиям и выводились белощекие казарки. Тем не менее, в книге –гусь породы Брент и гусь породы Бернакл.

 

                     БЕРНАКЛСКИЙ ГУСЬ.
Местное название: обычно на местах известен под своим правильным названием, его окраска характерна, а места обитания довольно локальны.
Длина от 24 до 25 дюймов. Вес 5 фунтов, до 5,75 фунтов, самые крупные почти 6 фунтов.
Внешний вид. У взрослых особей верхняя часть головы, шея и горло черные. Лоб, подбородок и бока головы белые. Небольшая черная полоска между каждым глазом и основанием клюва. Спина серебристо-серая, с черными и белыми полосами, что придает птице элегантный пятнистый вид.
=страница оригинала пропущена=

                     ГУСЬ БРЕНТА.
Местные названия: черный гусь в Ирландии и в некоторых частях Англии, бернаклский гусь в Голландии, и благодаря его крику, гнилой гусь.
Длина от 22 до 25 дюймов. Вес от 3.75 фунта до 4,25 фунта, очень крупный 4.5 фунта.
Внешний вид: у взрослых голова, шея, горло и верхняя часть груди насыщенного черного цвета. Небольшое белое пятно с каждой стороны шеи, которое иногда практически образует воротник, нижняя часть груди и брюшко от темно-серого до светло-серого цвета. Спина и крылья коричневато-черные, перья окаймлены более светлым оттенком. Нижняя часть, от ног до конца хвоста, белая. Клюв и ноги черные, первый 1.5 дюйма в длину.
Голова и шея темные, небольшого размера, и, как правило, черноватого оперения вполне достаточно, чтобы отличить этого гуся от всех остальных. В этом нет никакой ошибки, будь то самец или самка, молодые или взрослые.
Гнездится на островах в Северном Ледовитом океане, таких как Колгуев, Новая Земля, Шпицберген, Земля Франца-Иосифа; на побережьях и островах Сибири, а также в восточной части Арктической Америки.

                           Рис. Гуси Брента на морской отмели.
Гусь Брента -обычный дикий гусь наших побережий, и его никогда не видели внутри страны или в пресных водах, разве что как случайную птицу, сбитую с курса штормом, или, возможно, севшую от усталости во время миграции.
Единственный гусь Брента, которого я когда-либо видел на суше, был тот, которого я подранил во время прилива, который залетел на фермерский двор недалеко от берега моря, где, среди кукурузных копен, его и поймала пастушья собака.
Из всех неугомонных пугливых птиц, которые когда-либо плавали, ни одна не сравнится с этим диким и игривым маленьким гусем. Он вечно плавает, летает или кормится, за весь мой опыт наблюдения за гусями Брента - а я следил, находясь на плаву со станковым ружьем, за десятками тысяч гусей в разное время - я никогда не видел, ни с подзорной трубой, ни без нее, спящего гуся Брента*. Я не могу сказать, спят ли эти птицы по ночам, как это естественно, но даже ночью я часто слышал их громкие и далеко разносящиеся крики дрейфующих взад и вперед птиц.
Дикость и проницательность гусей Брента известны только тем, кто следит за ними на побережье, сидя в плоскодонке с большим ружьем.
Когда гуси Брента кормятся, они обычно делают это там, где они в безопасности от преследования. Если они улетают со своих мест нагула, когда они покрыты приливом, они проявляют особую осторожность, выбирая место (часто - открытое море), которое не вызывает опасений. Гусь Брента - самая дикая, самая провоцирующая и в то же время, из-за их большого количества, самая соблазнительная из всех птиц, которых стремится добыть стрелок.
Эти гуси часто посещают наши берега примерно с Рождества (на севере Шотландии на несколько недель раньше) до середины марта, иногда в невероятных количествах. Едва ли найдется устье на побережье Британских островов, которое предлагало бы им подходящую пищу в виде мелких затопленных равнин, покрытых зостерой, которое в январе феврале не посещаются сотнями, иногда тысячами гусей Брента.
Тем натуралистам, живущим во внутренних водах, которые сетуют на предполагаемое отсутствие дикой птицы в наши дни на наших островах, следует только увидеть целые акры гусей Брента и свиязей, которые ежегодно посещают части восточного побережья Англии и Шотландии, а так же восточное и западное побережье Ирландии.
Поскольку гусей Брента редко добывают стрельбой из обычных ружей с плеча, я обычно для этого использовал закрепленное на станке большое ружье.

                                       Рис. Гуси Брента в речном устье.

                       Заметки о размере и весе гусей Брента.
Эти птицы больше различаются по своим размерам и весу, чем любая другая дичь, которую я знаю. За последние несколько зим я подстрелил на наших островах и индивидуально записал вес шестисот гусей Брента. Я обнаружил, что вес птиц варьировался от 2.5 до 4.75 фунтов, двенадцать самых больших в среднем составляют 4 фунта 10 унций по весу и 26 дюймов…
==страница оригинала пропущена=

Крыло черное. (Олуши помечены черным цветом таким же образом). Если он будет лежать на воде, то будет выглядеть белоснежным, его сомкнутые крылья создадут впечатление больших черных перьев, выступающих над хвостом, как показано на иллюстрации напротив.
Гнезда. Гнезда БОЛЬШОГО СНЕЖНОГО ГУСЯ встречаются в восточной части Северной Америки. МАЛЫЙ СНЕЖНЫЙ ГУСЬ гнездится в западной части Северной Америки и Северо-восточной Азии, и, как ни странно, именно он был зарегистрирован на Британских островах.

Я видел, как пять гусей суровой зимой 1890-91 годов пролетели мимо меня вдоль побережья близ Бервик-он-Твид, в пределах досягаемости, когда, увы! у меня в руках не было ружья; а несколько лет назад три снежных гуся (они не могли быть никем другими, так как были чисто белыми с черными кончиками крыльев) прилетели с большими стаями белолобых гусей в Беркли на три зимы подряд, но ни один из них не был подстрелен, хотя они встречались довольно часто.
Снежного гуся добывали на наших островах четыре или пять раз, осенью и зимой.

Примечание. Шкуры малого СНЕЖНОГО ГУСЯ, добытые на побережье Британской Колумбии имели длину от 25 до 26 дюймов. Один человек (м-р Сидней Уильямс), который добыл очень много таких птиц, сказал мне, что птицы весят от 5 до 5,5 фунтов, но однажды ему довелось добыть предположительно "большого" снежного гуся, весившего 6,5 фунтов.

              МАЛЫЙ БЕЛОЛОБЫЙ И КРАСНОГРУДЫЙ ГУСИ.
Они также очень редко прибывают к нашим берегам. Первое было получено всего один или два раза, а второе -всего полдюжины раз. *
Красногрудый гусь даже меньше, чем гусь Брента и составляет всего 22 дюйма в длину.
Взрослая птица имеет белое пятно перед каждым глазом; верхняя часть головы, горло и задняя часть шеи черные, окаймленные узкой белой полосой. Грудь и шея каштаново-красные (отсюда и название), а сзади и немного ниже глаза -красное пятно, окаймленное белым. Клюв, ступни и голени темно-коричневые. Красногрудый гусь проводит лето в Сибири, а зимует главным образом на Каспийском море.

ЕГИПЕТСКИЙ ГУСЬ          /   Все встреченные экземпляры
КАНАДСКИЙ ГУСЬ            <     всего лишь беглецы с охраняемых
ШПОРОКРЫЛЫЙ ГУСЬ.        \   декративных водоемов

* Взрослые самцы и самки всех диких гусей соответственно похожи по оперению, а так же нет никакой разницы между их зимним и летним оперением.
* В сильный мороз около шести или семи лет назад, два гуся Брента сели на реку Дервент, недалеко от города Дерби. Местный охотник видел птиц, но предварительно израсходовал свой запас дроби. Однако, он зарядил свое ружье гравием, собранным тут же на берегу, и этим импровизированным зарядом убил одного из гусей, который впоследствии был сохранен мистером Хатчинсоном, известным натуралистом из Дерби, который и нашел в теле птицы мелкие камешки, убившие ее.
* Название "серый гусь" на местном уровне применяется и к сероглазому, и к бобовому, и к розовоногому, и к белолобому гусям.
* В Шотландии сероглазые гуси, числом от двух до трех сотен, ежегодно проводят зимние месяцы на низменных местностях "Карс-оф-Гаури", вдоль северного берега устья реки Тэй. В этой местности также обитают огромные стаи розовоногих гусей, но эти два вида никогда не смешиваются.
На нашей памяти от четырех до пяти сотен сероглазых гусей ежегодно в течение зимы посещали определенные низменные земли, граничащие с устьем реки Шеннон ниже Лимерика в Ирландии. Я много раз стрелял в них из большого станкового ружья и даже знал охотников, которые убивали таким образом от сорока до пятидесяти птиц одним выстрелом.
* Крик серых гусей в точности напоминает крик домашних гусей и легко отличает их, даже когда они летят на удалении от других серых гусей. Сероглазого гуся легко одомашнить, и у моего друга сэра Фредерика Милбанка из Торп-Перроу, Йоркшир, есть прекрасная стая этих птиц. Сэр Фредерик писал мне (1896): "Сейчас у меня в Торпе тридцать сероглазых, все они получены из яиц или птенцов, добытых мной в Шотландии. Они спариваются весной и свободно гнездятся; они летают повсюду, особенно в период размножения, часто на большой высоте. Многие размножаются в саду под елями, ветви которых склоняются к земле, другие гнездятся у воды на узкой плантации напротив дома, а некоторые даже строят гнезда в миле от дома. У меня нет ни одной птицы с подрезанными крыльями, и я потерял только двух, которые были убиты лисами. Я постоянно вижу, как вся стая пасется в некоторых частях парка. Вечером они всегда улетают к декоративному водоему перед входной дверью, где их кормят индийской кукурузой. Очень приятно видеть, как они летают на крыльях вокруг дома, временами издавая дикий шум."
* Во многом розовоногий гусь подозрительно похож на некоторую разновидность бобового гуся. Я подстрелил первого, у которого ноги и пятно на клюве были такими же оранжево-желтыми, как у бобового гуся. Крик розовоногого гуся - удивительно пронзительный.
*Иногда несколько белых перьев у основания клюва, как у сероглазого и бобового гусей.
* Мой друг сэр Генри Бойнтон из Бертон-Агнес, известный как натуралист и спортсмен, пишет мне: "в начале июля я снял гнездо розовоногого гуся на Шпицбергене, на небольшом участке ровной земли площадью в несколько квадратных ярдов, нависшем над скалой. Гнездо находилось на склоне холма и возвышалось на шестьсот или семьсот футов над фьордом; холм был весь каменный, и поблизости не было никакой воды, кроме соленой воды фьорда. Я подстрелил гусыню и гусака и привез шкурки домой, и теперь они в моей коллекции." Сэр Генри добавляет:"за все время, что я был на Шпицбергене, я ни разу не видел ни бобового гуся, ни Бернакла, но гуси Брента там были тысячами, и в августе почти все они линяют и не могут летать."
* У всех белолобых гусей, которых я убил, когти были светло-розового цвета, у других гусей, по моему опыту, когти были коричневато-черными.
*Говорят, что пара бернаклей вывела потомство на одном из Лафонтенских островов у побережья Норвегии; однако, даже если это правда, это исключительный случай никоим образом не помогает нам найти еще не обнаруженные места гнездования этого гуся. Любопытно, что гусь Бернакла свободно размножается в неволе, хотя о таком гнездовании гуся Брента никогда не было слышно.
*Брент, хотя его трудно спутать с другими гусями, сильно отличается по своей окраске. Я подстрелил очень много взрослых гусей Брента с 1)нижней частью груди и брюшка чисто белого цвета; 2)этими частями очень темного цвета, почти такими же темными, как шея; 3)с темной грудью и брюшком и белым пятном размером с ладонь на нижней части груди. На британском побережье я часто убивал экземпляры как белой, так и темнобрюхой разновидности одним выстрелом. На берегах Северной Голландии вы можете стрелять всю зиму и не убить или даже не увидеть белое брюшко; в то время как в устье реки во Франции из многих сотен птиц, убитых в прошлом сезоне джентельменом-стрелком, только у одной птицы была белая нижняя часть тела.
* гуси Брента на иллюстрации на предыдущей странице, кормятся, а не спят.
* Я отвел "малому белолобому гусю" место в списке лишь случайно залетающих в Британию, но я много раз убивал на наших островах белолобых, которые из-за их очень маленького размера и внешнего вида могут легко сойти за представителей этой породы. Малый белолобый гусь рассматривается некоторыми орнитологами как малая скандинавская форма белолобого гуся (см.стр.73).

 

                      -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-

Март 2020г. Ближайшие окрестности Ижевска. Первые пролетные утки. фото перевод.

                                                 Письмо 7.

             СТРЕЛЬБА УТОК ИЗ ОБЫЧНОГО РУЖЬЯ С ПЛЕЧА ДНЕМ

               НА ОХРАНЯЕМОЙ ТЕРРИТОРИИ ВНУТРИ СТРАНЫ.

Этот вид спорта свойственен удачливому птицелову, который имеет в своем распоряжении частные утиные заказники, где он может пострелять, когда позволяет досуг, и условия благоприятствуют успеху. В таких "убежищах", как эти, утки обычно водятся в изобилии в течение всей зимы; их редко беспокоят, и, возможно, их описывают как более или менее ручных птиц.
Разница между этим видом охоты и собственно охотой на дичь так же велика, как между охотой на заблудившегося вальдшнепа и отстрелом выращенного на ферме фазана.*
Если заказник для охоты на уток достаточно велик, включает болота и мелководье, то все, что нужно сделать спортсмену, это выбрать как можно более суровый день (ревущий шторм с востока, еще лучше снежная буря) и бродить взад и вперед, стреляя своих птиц, когда они могут подняться перед ружьем; и если у него есть годный порох, хороший ретривер и небольшое знание повадок диких птиц, он не может не наполнить свой ягдташ. Затем следует оставить угодья в покое на некоторое время, чтобы утки могли собраться вновь и восстановить душевное равновесие, прежде чем на них снова нападут.

В некоторых заповедниках утки собираются в большом количестве, может быть, на нескольких акрах пресной воды, и с ними приходится обращаться по-другому и более умело. В этом случае никогда не пытайтесь стрелять птиц, когда они отдыхают на воде, или взлетают с нее, так как в этом случае вы добудете очень мало, и, скорее всего, просто прогоните большую часть их в более спокойные места. Действовать надо следующим образом: постройте летом небольшие открытые сверху скрадки из соломы или тростника и разместите их вплотную к берегу водоема, по одному скрадку с каждой стороны света; как можно тщательнее спрячьте их среди кустов и камыша. Далее, не пытайтесь охотиться, пока не настанет день с темным небом и сильным ветром. Перед рассветом, и ни в коем случае даже мгновением позже, займите то укрытие, от которого ветер дует к центру водоема. Когда вы спрячетесь, и станет достаточно светло, чтобы видеть куда стрелять, пошлите человека вокруг кромки воды, чтобы поднять птицу на крыло. Когда утки улетят (ни в коем случае не стреляйте в них, когда они улетают), ваш помощник может удалиться с глаз долой до следующего раза. Затем, через короткое время утки появятся снова, по две, по три, или небольшими стайками, и, возвращаясь, они будут двигаться против ветра и сядут сначала на защищенную сторону воды, или пролетят над ней на расстоянии ружейного выстрела от вас, если вы расположитесь в соответствии с моими указаниями.*
Если по соседству есть другие водоемы, пошлите человека или двух потревожить их, и утки, которые улетели туда в поисках убежища, вернутся домой, туда, где они впервые вышли на воду, и таким образом позволят вам делать выстрелы с интервалами в течение дня.
Если утки, возвращаясь, садятся за пределами досягаемости вашего ружья, подождите, пока их соберется достаточно много, а затем подайте сигнал своему помощнику, чтобы он поднял их на крыло, он может делать это так часто, как это необходимо для возможности стрельбы, по несколько раз в день.
Если озеро достаточно большое, вам может потребоваться два или три укрытия с каждой стороны, чтобы вы могли, в зависимости от обстоятельств, занять соответствующую ветру часть наветренного берега, которую обычно предпочитают утки, когда они возвращаются после того, каких прогнали.
Ближе к вечеру утки, пугаясь выстрелов, склонны улетать на свои кормовые угодья, где они останутся до наступления темноты; если они окажутся вне доступа, то охота заканчивается – обычно это происходит к трем часам.
Хотя на озерах среднего размера стрельба по уткам, описанным мной способом, более эффективна, если вы один, все же на больших водоемах охота лучше, когда стрелков четверо или даже пятеро, на линии хорошо замаскированных укрытий, разумно расположенных на наветренном берегу. Однако желательно полагаться на свое собственное ружье, так один человек будет пугать уток не столь сильно, как несколько стрелков. Другое дело, если внезапно наступит бурная погода, необходимая для хорошей охоты; вы можете позавтракать при свечах и отправиться в путь в любой момент, не заботясь о чьем-то еще удобстве.
Будьте осторожны, чтобы не беспокоить своих уток слишком часто на одной и той же воде, я бы сказал, самое большое два или три раза зимой, ибо, если вы преследуете их часто, какими бы многочисленными они не были, они очень скоро найдут более спокойное место.
Один из обычных способов добыть несколько диких уток, и скорее всего, напугать очень многих, заключается в том, чтобы группа стрелков бесшумно подкрадывается к небольшому озеру и занимает позиции вокруг него под прикрытием деревьев и кустарников, или за тростниковыми заграждениями, сооруженными с целью обеспечения близкого и скрытного от птицы подхода.

=страница оригинала пропущена=

Однажды я убил таким образом пятьдесят уток, тогда как днем компанией из нескольких стрелков окружив тот же водоем в «одобренном стиле» взяли только трех!
*Если существует какая-либо опасность со стороны лис, или вам трудно убедить своих уток оставаться на водоеме, действуйте следующим образом: соорудите круглую ограду, повесив на колья проволочную сетку для кроликов, диаметром около пятнадцати футов и высотой четыре фута. В этой вольере разместите своих привязанных подсадных манных уток, тогда они будут в безопасности и криком привлекут диких птиц так же верно, как если бы сами плавали на свободе. Одна половина вольера должна находиться в воде водоема, другая на суше, чтобы его обитатели могли пить воду и купаться в ней в свое удовольствие.

На перелете в устье Невы. Конец августа 2022г. фото А.Вальневой.

                      -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-

              

                                         Письмо 8.

                 СТРЕЛЬБА УТОК ИЗ ОБЫЧНОГО РУЖЬЯ
                     С ПЛЕЧА ДНЕМ НА ПОБЕРЕЖЬЕ.

В моем прошлом письме я описал стрельбу уток, практикуемую на заповедной земле и воде, где, можно сказать, вся дичь, как и домашняя птица, является исключительной собственностью землевладельца или охотничьего арендатора земли.
В этом письме я расскажу об охоте на дикую дичь в том виде, в каком она существует в неохраняемых местах, таких как обширные участки морского побережья, которые все еще свободны во многих частях наших островов и которые, я надеюсь, всегда останутся в распоряжении скромного охотника. Здесь у нас совершенно другой стиль стрельбы: в этом случае нет никакой уверенности в спорте, вы можете быть уверены, что не найдете здесь ни диких уток, ни чирков, которые ждут, когда их подстрелят по прихоти их владельца, на манер, принятый в частном заказнике;  вы также не найдете тихого убежища на суше или на воде, которое вы можете посетить с полной уверенностью, что набьете свой ягдташ.
Нет, в этом случае вам придется проявить волю и потрудиться ради успеха; вам придется проявить всю свою изобретательность, чтобы раздобыть пару-другую; вам придется изучать их передвижения днем и ночью, изучать их естественные места обитания; и вам, вероятно, придется соревноваться с дюжиной других птицеловов, которые, так же как вы, жаждут заполучить добычу!
При таких обстоятельствах не удивительно, что утки пугливы и часто недоступны, и вы вынуждены довольствоваться очень немногими из них в качестве своей доли. И все же, это полезное и интересное занятие, в котором небольшой успех приносит большое удовлетворение; ибо удовольствие от охоты ни в коей мере не зависит от количества убитых, так как три или четыре утки, убитые после долгих раздумий и хлопот, могут легко доставить вам большое удовлетворение, чем, возможно, трижды это число их, добытых без каких-либо трудностей.
То, что охота на диких уток днем на неохраняемой земле или воде в глубине страны настолько ненадежна,  едва ли заслуживает упоминания; поскольку при дневном свете птицы либо избегают такого беспокойного района, либо выбирают какое-нибудь безопасное убежище для отдыха, например большое озеро.
Тогда у птицелова остается мало надежды заняться спортом до вечернего перелета (письмо 9). Однако, возможно ему стоит потратить время на то, чтобы в исключительно штормовую погоду на рассвете посетить водоемы и болота, которые, как он заранее обнаружил, ночью часто посещаются птицами для кормежки, потому что во время штормов и снега утки иногда остаются на полчаса после рассвета на своих местах кормежки, колеблясь в опасении, что им придется столкнуться с сильным встречным ветром или даже с проливным дождем, который будет бить по ним во время, когда они будут лететь назад, возможно даже несколько миль, к своим обычным местам дневного пребывания.

Утки на пролете. Устье Невы, сентябрь 2022г. Фото А.Вальневой.
                                     -=-=-
Однако на берегах морского устья всегда есть возможность заняться спортом, и чем более дикая и холодная погода, чем лучше для охотника.
Кроме того, во время прилива можно увидеть большее разнообразие птиц, причем наверняка мало кого из них вы сможете подстрелить в глубине острова, днем или ночью, а здесь у вас есть возможность встретить не только дикую кряковую утку и чирка, но, среди прочих, свиязь, крохаля, турпана, морскую чернеть, гусей Брента, три вида морских нырков и все виды береговых птиц, таких как веретенники и кроншнепы, а так же множество мелких куликов.
Вам следует затаиться в засаде на той части берега, вдоль которой дует ветер; поскольку если птицы летают, а они будут постоянно это делать в штормовую погоду, они наверняка направятся против ветра, и при правильном расположении вашей позиции, они, скорее всего, пролетят над вами на расстоянии выстрела.
Если вы находитесь на месте при ветре, дующем прямо с суши в море, вы не наполните ягдташ, потому что ни утки, ни береговые птицы не окажутся в пределах досягаемости, за исключением тех, которые намереваются улететь в глубь страны, и которых, естественно, днем будет немного. Если ветер подует в сторону суши, единственные птицы, которые подставятся под ваши выстрелы- это те, которые летят против ветра с суши в море, и вы можете быть уверены, что их будет очень мало. Но если вы сможете выкопать яму, достаточно глубокую, чтобы спрятаться по плечи, на какой-нибудь части берега вблизи отметки отлива (или если сможете спрятаться за естественным укрытием, или в грубо сделанном вами скрадке), то в штормовой день, когда дует сильный ветер, как я уже объяснял, вы наверняка получите случай сделать выстрел, и даже много выстрелов, когда дичь находится поблизости.
Ваш лучший шанс заняться спортом - это когда на море шторм и сильный мороз; потому, что утки, гуси и береговые птицы тогда будут постоянно летать в поисках пищи, которая в суровую погоду и днем и ночью намного менее доступна, чем обычно.
Хорошее место для укрытия -это оконечность мыса, которая находится на некотором небольшом расстоянии рядом с берегом; для диких птиц всех видов, по видимому, ориентиром является выступающая точка скалы или песка, и они будут пролетать над ее этой оконечностью при своих перелетах из одной части эстуария к другому.
Из всех благоприятных мест для этого стиля стрельбы ни одно не сравнится с крайним участком илистой отмели, который ежедневно покрывается приливом, потому что именно туда и прилетают утки и кулики, когда их другие места кормления и отдыха находятся под водой.
Попав в такие условия, я наслаждался редким развлечением, но мне вряд ли надо вам объяснять, что требуется присутствие человека в лодке неподалеку, чтобы он мог доставить вас на сушу, если возможное наводнение сделает дальнейшее пребывание на месте невозможным. Убедитесь, что в ожидающей вас лодке есть запасные весла и тулуп, потому, что однажды я чуть не погиб из-за того, что мой лодочник сломал весло в своей борьбе с ветром и волной, чтобы поспеть вовремя и спасти меня, так как прилив наступал быстрее, чем ожидалось и уже был готов закрыть водой маленький плоский песчаный остров, на котором я вырыл яму для укрытия.
Было скорее захватывающе, чем забавно, наблюдать за жестоким усилиями моего спасителя, пытающегося подплыть ко мне, работая единственным веслом, а вода тем временем уже поднималась выше моих длинных охотничьих сапог, и со всех сторон вокруг на милю не было видно ничего, кроме бушующего моря.
Если вы рискнете выкопать яму вдали от берега в центре пустынной песчаной равнины или илистой отмели, когда они откроются при отливе, надо быть уверенным, что сможете добраться до безопасного берега с помощью лодки, либо ваших ног (я сам предпочитаю последнее) до того как подступающий прилив отрежет путь к отступлению.
Это предприятие стоит того, чтобы пробовать, если погода будет суровой и холодной, и после подобных приключений я часто возвращался с ружьем через плечо и полной сумкой дичи.

Место для ямы-укрытия надо выбирать на линии полета птиц от открытой воды к местам кормления и отдыха, но так же хорошо выкопать яму рядом с главным руслом, утки и гуси несомненно будут время от времени посещать это место во время отлива, так как у них есть привычка иногда покидать безопасные илистые отмели, чтобы помыться и почистить перья. Пусть яма, не делая ваше положение очень заметным, должна находиться как можно выше над водой, поскольку, если она находится слишком близко к уровню моря, она вскоре после начала прилива заполнится водой - а это как раз то время, когда можно заняться спортом в штормовой день. Следите за тем, чтобы ваша одежда и шапка были неярких цветов, серая фланель неприметна, и если она сделана из прочного материала, то еще и хорошо защищает от холода.
При приближении птиц не шевелите даже пальцем, но приготовьтесь быстро выстрелить, когда она окажется на приемлемом расстоянии. Держите лицо как можно ниже и следите за полетом птиц из-под козырька вашей кепки. Поднимая лицо навстречу летящим к вам птицам, вы наверняка отпугнете их еще за пределом ружейного выстрела.
Хорошая собака, например коричневый ирландский водяной спаниэль, незаменима для добора подстреленных птиц. Подраненная утка или гусь сразу же устремляются к воде, подранка надо дострелить, если она ныряет и плавает; даже если она чисто бита, надо ждать пока ее вынесет на берег, а это возможно и на расстоянии четверти мили; и если у вас нет собаки, вы можете легко потратить большую часть часа, прежде чем ее возьмете в руки, и возможно это будет самое благоприятное время для охоты.
Всегда используйте деревянную лопату для рытья укрытия; ее легко носить с собой, и если она попадет в воду, она не утонет и ее можно будет достать.
* Яма должна быть выкопана достаточно глубоко, чтобы скрыть вас по плечи, а выброшенная грязь или песок должны быть разбросаны по округе, а не сложены в кучи, предупреждая птиц о вашем присутствии. Я обнаружил, что днем птицы гораздо меньше замечают яму, чем бочку, поскольку последняя издали выглядит темной и выпуклой. Плащ или непромокаемая одежда, соответствующая цвету окружающей местности, очень помогает скрыть вас от птиц, пока они не окажутся в пределах досягаемости вашего ружья.
* Я обнаружил, что довольно длинный козырек кепки и отверстия в нем размером с шестипенсовик напротив каждого глаза удобны, так как вы можете ясно видеть приближающихся птиц, в то время как ваше лицо будет от них скрыто, пока они не подлетят в меру. Блестящий ствол ружья фатален для успеха -увидев отблески солнца на нем утки будут уклоняться на большом расстоянии. Однако не окрашивайте его, так как каждый скол или царапина на краске создаст условия для образования ржавчины. Я бы скорее смазал ружье дегтем, чем покрасил его.
Лучший способ уберечь ружье от соленой воды, сделать его незаметным для дичи в ясный день, а значит и в любой другой, -это тщательно очистить и высушить стволы снаружи, хорошенько прогрев их над огнем, и, пока они теплые, натереть их пчелиным воском, а затем разгладить последний рукой. Затем наденьте на стволы от дула до казны, где замок открывается, чехол из плотного хорошо просушенного полотна, туго зашнуруйте его тонким плетеным шнуром, пропущеным через проушины под него снизу. На одном краю чехла должен быть запас ткани шириной в дюйм по всей длине, чтобы обеспечить нахлест и предотвратить попадание влаги в места соединения. Если вы хотите разобрать ружье и отделить стволы от ложи, вы можете отстегнуть защелку под цевьем ружья. Чехол должен быть снаружи серого цвета, с узкой черной линией по центру над столами для возможности прицеливания в ночное время.                                   

                  -=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-=-

              

                                  Письмо 9.

         СТРЕЛЬБА УТОК ИЗ РУЖЬЯ С ПЛЕЧА ВЛЕТ В СУМЕРКАХ.

Об этом способе стрельбы уток много говорят и пишут, но, по моему опыту, это очень неопределенный вид спорта, несмотря на художественные картинки, относящиеся к нему, которые я видел, и восторженные отзывы, которые я читал.
При отстреле диких уток во время перелета птицелов должен занять позицию на линии их пролета, по которой они перемещаются от мест дневного отдыха к местам ночной кормежки, что не так просто, как может показаться.
Хорошо, если вы знаете точные места кормежки птиц и можете расположиться поблизости от них. Но стрельба по уткам обычно означает, что по той или иной причине вы должны находиться на некотором расстоянии как от дневных, так и от ночных местообитаний, возможно на полпути между ними, возможно в миле или больше от того и другого.
Когда дикие утки в хорошую безветренную погоду покидают в сумерках безопасное море или большие озера в поисках пищи, они разлетаются во все стороны; и хотя днем в поле зрения могут быть сотни птиц, все же по этой причине очень немногие могут пролетать на расстоянии выстрела от вас.
Даже в благоприятный вечер стрельба диких уток на пролете в сумерках редко длится дольше двадцати минут, и, хотя я много раз стоял вечером с ружьем в руках, чтобы пострелять по уткам, все же ни разу из дюжины случаев мне не удавалось по настоящему поохотиться, как бы много птиц не было по соседству.

= отсутствует страница оригинала=

Примечание. Вы наверняка потеряете большую часть своих уток при стрельбе влет в сумерках, если у вас нет хорошо обученного ретривера или спаниэля, которые соберут их для вас, как только они будут биты. Когда время пролета заканчивается, становится уже слишком темно, чтобы найти птиц без собаки, да в это время еще птицы могут налететь! Умная собака вскоре проникается духом этого вида спорта и даже может научиться тихо поскуливать или же своими движениями предупреждать вас о том, что она слышит свист крыльев налетающей птицы, а слышать она может на двойном расстоянии выстрела, а то и более.
* Это письмо относится к дикой крякве, чирку и другим кормящимся на поверхности уткам, которые обычно "бегут" на болота и поля на кормежку, а днем часто сидят на пресной воде. Стрельба свиязей на пролете описана в письме 12. Свиязь, хотя и является уткой, питающейся на поверхности, как кряква или чирок, по своей природе является птицей, обитающей на побережье, но часто не улетает в глубь страны, а кормится ночью на поросших зостерой отмелях, обнажаемых отливом.
Если свиязи отдыхают на озерах в пределах нескольких миль от моря, они с наступлением сумерек перелетают с них на затопляемые приливом низины.
Иногда свиязи посещают озера, которые, по их мнению, находятся слишком далеко от зоны прилива, чтобы перелетать туда ночью; в этих условиях свиязи вынуждены кормиться в глубине страны, как это делают местные кряквы и чирки.
* Восточный ветер лучше всего, так как тогда вы можете стоять лицом на запад, с этой стороны в сумерках светлее, поэтому там всегда легче всего увидеть летящих на вас птиц.

                                       -=-=-=-=-=-=-=-

 

                                     Письмо 10.

            СТРЕЛЬБА УТОК ИЗ РУЖЬЯ С ПЛЕЧА НОЧЬЮ В ГЛУБИНЕ СТРАНЫ.

При любой ночной охоте на уток внутри страны первое, что нужно сделать -это выяснить где птицы кормятся.

Утки, которых вы видите плавающими днем в море и устьях рек,  или на большом озере, не для вас; они доступны только для стрелка на плоскодонке с установленным стационарно большим ружьем. Эти птицы не кормятся, а отдыхают, и вечером они обязательно улетят куда-нибудь в поисках пропитания. Затем появляется возможность для охотника за птицами со своим обычным ружьем, поскольку он может стрелять птиц влет, как описано в предыдущем письме, либо он может искать их в местах кормления, как описано в этом письме. Единственные утки, которые не летают регулярно, -это свиязь и ныряющие утки (из которых только красноголовый нырок и хохлатая чернеть достойны затраченных пороха и дроби).*             

Дикая (кряковая) утка и другие, кормящиеся на поверхности утки, за исключением свиязи на побережье, обычно летают с регулярностью часов, покидая в сумерках свои дневные убежища ради тех, где они находят пищу ночью, рассеиваясь с этой целью во всех направлениях по стране и часто преодолевая расстояние в восемь или десять миль от мест дневного отдыха.

Дикая утка в мягкую погоду может найти пищу ночью практически в любом месте, я стрелял их, когда они летели к ячменным, пшеничным и бобовым стерням и даже картофельным полям; а так же к мокрым канавам и крошечным прудам, которые при дневном свете показались бы самыми неподходящими местами для посещения.

Вам не нужно бояться выгнать диких уток из страны, стреляя в них ночью в местах их кормления, так как птицы прилетают туда самостоятельно или в небольших количествах, и если их согнать с одного места, они вскоре находят по соседству другое по своему вкусу.

С дикими гусями дело обстоит иначе, так как этих птиц легко встревожить, поскольку они отдыхают большими стаями, а при тревоге этими же стаями и уходят.

Привычка диких уток состоит в том, чтобы кормиться пару часов до рассвета; затем они летят к прудам и ручьям, чтобы умыться и опериться, прежде чем вернуться, с первыми проблесками света на востоке, к своим обычным дневным местам.

Именно это оперение уток часто позволяет птицелову изучать их передвижения, поскольку на любом водоеме, который птицы посещают ночью, обязательно есть какие-нибудь следы из пуха и перьев,  прибитых ветром к подверенному берегу -это полезное указание стрелку относительно следующей ночи, когда он со своим ружьем должен выбрать защищенную или наветренную сторону воды, поскольку именно там утки будут садиться по прилету.

В мороз утки покинут места, где они ночуют в мягкую погоду и будут найдены вблизи источников и проточной воды, потому что только там они могут добывать пищу, и вам не нужно искать их где-то еще.

Один из способов успешной ночной охоты на диких уток в глубине страны во время заморозков, который я успешно применял, заключается в том, чтобы вырубить топором во льду полынью на мелководье водоема, который птицы посещают в мягкую погоду, и высыпать туда ведро толченой пшеницы (которая всплывет). Утки быстро обнаружат пресную воду, в которой они так нуждаются; оставьте их на пару ночей, чтобы они спокойно кормились и наслаждались пресной водой, на третью ночь садитесь в засаду с ружьем.

В очень суровую погоду вода в полынье быстро замерзнет снова; хотя, если в нее прилетит всего пара уток, они, плавая взад и вперед, будут держать ее чистой.

Лучшее время для устройства такой полыньи как раз тогда, когда начинается оттепель после периода заморозков, и до того, как лед в округе растает настолько, чтобы обеспечить птиц водой в других  местах. При таких условиях вам не составит труда сохранить немного незамерзшей воды для посещения утками, и это даже при общей оттепели в течение нескольких ночей может быть единственным местом для их водопоя и купания.

Хотя вы можете попробовать разглядеть диких уток в свете звезд на участках открытой воды, я не призываю вас выглядывать их на суше, за исключением времени яркого лунного света, но тогда птицы могут видеть вас так же хорошо, и даже лучше, чем вы можете видеть их, и в результате будут избегать вашего присутствия. Что касается строительства скрадка или рытья ямы для укрытия в глубине страны ночью, я никогда не считал, что это окупает хлопоты, поскольку десять к одному, что утки будут держаться подальше от выстрелов,  и как бы хитро вы не придумывали укрытия или ямы, все же эти пугливые птицы их будут пугаться.

Кроме случаев, когда утки прилетают на воду, а вы, прячась в тени тростника, кустов или деревьев, полностью готовы к их появлению, есть еще только один надежный способ добывать уток ночью в глубине страны.

Для этого надо занять позицию для стрельбы в сумерках (или в течение часа - двух после их наступления, если луна благоприятствует), за естественным укрытием, таким как стена, дерево, живая изгородь или берег, которые находятся недалеко от болота, поля стерни или болота, куда прилетает птица на кормежку.*

Вам придется обязательно стоять лицом к подветренной стороне на той стороне места кормежки, с которой дует ветер, потому что с какой бы стороны утки не летели изначально, они  неизменно будут двигаться против ветра, приближаясь к месту посадки.

* См. сноску на стр.99, касающуюся привычек свиязи ночью.

* Обратитесь к письму 12 стр.116 за описанием ночных наблюдений в отношении стрельбы уток влет при лунном свете.

                                                 -=-=-=-=-=-=-=-

 

                                                   Письмо 11.

                  СТРЕЛЬБА УТОК ИЗ РУЖЬЯ С ПЛЕЧА НОЧЬЮ НА ПОБЕРЕЖЬЕ.

В сильный мороз, когда лед и снег загоняют диких уток из их обычных мест обитания на морском побережье в глубь страны, я получаю отличное и самое приятное развлечение ночью, лежа во весь рост на клеенке как раз там, где какой-нибудь крошечный пресноводный ручеек, пересекающий илистые равнины, впадает в главное русло эстуария; во время прилива утки часто подплывают к нему, кормясь у кромки пресной воды.
Лучшее время для стрельбы -в течение двух часов после наступления сумерек, когда прилив составляет четверть полного паводка; в это время птицы жадно кормятся вскоре после наступления сумерек, поскольку хорошо знают, что время прилива им будет отказано в пище.
Когда вы собираетесь посетить берега какого-нибудь незнакомого вам лимана или гавани с целью ночной охоты на диких уток, вам следует знать как действовать.
Прогуляйтесь днем вдоль кромки прилива и тщательно определите месторасположение каждого небольшого ручейка пресной воды, который сбегает с суши в направлении моря, каким бы маленьким он не был, потому, что там, где пресная вода сливается с соленой, и есть место, пригодное для возможной засады, поскольку это и будет тем местом, которое посетят дикие утки, особенно в мороз.
Несколько пригоршней кукурузы, размятых так, чтобы она плавала, и брошенных по течению, часто творят чудеса, привлекая уток под ружье на выстрел, поскольку птицы не упустят это из виду, если хоть однажды увидят.
Если вы проживаете некоторое время в какой-либо подобной местности, вы можете прикормить несколько небольших пресноводных ручейков и успешно использовать их поочередно ночами для охоты.
Наиболее удобное время для разбрасывания кукурузы - отлив, поскольку при этом прикормку не унесет в море, наоборот, она будет дрейфовать с приливом к берегу и привлечет за собой уток под ваше ружье ночью, когда вы будете их ждать.
Я убивал таким образом диких уток на побережье ночь за ночью во время морозов из-за их пристрастия к пресной воде, которую они будут регулярно посещать, после того как ее найдут. Свиязь отличается тем, что не нуждается в пресной воде и может существовать без нее в зоне прилива и отлива в течение всей зимы.
Вы редко встретите свиязей, кормящихся вместе с дикими утками ночью на маленьких пресноводных речушках, которые извиваются в приливном иле, но в центре заросших водорослями прибрежных отмелей они совершенно недоступны для берегового стрелка.

                           =отсутствует страница оригинала=

Если вы собираетесь направить ствол прямо на то место, где свиязи кормятся, знайте, что стрельба за одну ночь выгонит их в какое-то другое место и вашему занятию на какое- то время придет конец.
Бочка, к которой вы будете укрываться, должна быть погружена так, чтобы ее верхняя часть была выше уровня ила на 6 дюймов, чтобы предотвратить ее затопление, но должна быть замаскирована песком и илом. Она так же должна по возможности располагаться там, где повсюду разбросаны камни, поскольку без этого, свиязь, привыкшая видеть последние, столь же легко обнаружит ваше присутствие, как если бы вы и ваша бочка стояли открыто на земле. Для очистки бочки от воды и песка, которые будут заполнять ее с каждым приливом, вам понадобится жестяное ведро с веревкой, которое надо привязать к бочке за отверстие в верхней части обода, чтобы предотвратить его утерю.
Также в бочке должен быть круговой деревянный выступ в два дюйма шириной, прибитый гвоздями с внутренней стороны примерно на половине высоты; на этот выступ вы положите сидение из ясеня, на котором вы будете сидеть и который будет можно повернуть так, чтобы сидеть в направлении предполагаемого налета птиц -преимущество, которое не сможет дать квадратная коробка с фиксированным сидением.
Убедившись, что бочка достаточно удобна и настолько велика и чтобы укрыть вас по плечи, поместите ее так, чтобы она оставалась незатопленной хотя бы за два часа до отлива; это позволит вам оставаться в ней четыре часа для стрельбы, прежде чем поднимется вода и сделает эту позицию неприемлемой. Несмотря на то, что это займет времени больше, чем длится сам пролет свиязи, это позволит вам играть роль Диогена некоторое время, в зависимости от прилива.
Занимайте бочку с наступлением сумерек, и в подходящую ночь вы должны оставаться в ней по крайней мере два часа, поскольку свиязь, в отличие от дикой утки, прежде чем сесть ужинать, обычно летает в поисках пищи с одного места кормежки на другое в течение длительного времени после наступления темноты, и при благоприятной погоде вы сможете убить десяток или более птиц между пятью или шестью и восемью часами.*

Вы обнаружите, что даже в ясные морозные лунные или звездные ночи с чистым небом, вы не сможете увидеть пролетающих мимо вас птиц. Лучшей ночью я всегда считал ту, когда полная или почти полная луна светит как большая лампа, сквозь большие, быстро движущиеся отдельные светлого оттенка облака; тогда на их фоне вы отчетливо увидите черные силуэты птиц, пересекающих эти пространства неба. (смотрите иллюстрацию на стр.115).
Здесь сильный ветер будет несколько мешать, так как если свиязей в течение дня сильно швыряло в море или русле речного устья, к сумеркам они сильно проголодаются и будут склонны лететь прямо к местам кормежки и оставаться там. Поэтому лучше ветерок свежий, достаточный для того, чтобы птицы летели низко, но все-таки не настолько сильный, чтобы помешать им по желанию перелетать с одного места на другое.
Когда вы сидите в своей бочке, ожидайте, что свиязи прилетят против ветра, поскольку они почти наверняка так и сделают, откуда бы не летели и куда бы впоследствии не собирались сесть.
Спаниэль (он лучше переносит холод и занимает меньше места в бочке, чем ретривер) незаменим, иначе вы рискуете потерять всех своих битых птиц, и если вы сможете снабдить это бедное создание охапкой сухой соломы, на которой ему можно лечь, он не будет дрожжать, скулить и донимать вас своими страданиями.
Вам также следует носить с собой две небольшие палки с развилками, которые можно воткнуть в ил, чтобы опираться на них, пока вы будете вычерпывать из бочки воду, а так же взять с берега швабру для уборки воды, хотя это уже роскошь, в отличие от ружья и иной аммуниции.
Для этого типа стрельбы лучше всего подходит обычный дробовик 12 калибра с цилиндрической сверловкой, заряженный дробью №7; практически все ваши добытые птицы будут биты на довольно близком расстоянии (вы просто не сможете увидеть их издали), и самое замечательное -выстрелить таким зарядом, в котором количество дробин значительно больше, чем в обычном. Я обнаружил, что дробь №7 для такой ночной стрельбы, которая ведется на расстоянии от 20 до 25 ярдов, более эффективна, чем дробь любого другого номера.
* Помню, когда я был мальчиком, на болотах стояло маленькое здание, служившее церковью, но похожее на сарай, которое пришлось снести, прежде чем оно разрушилось от старости и сырости. Было возведено новое здание, но старая круглая дубовая кафедра была признана негодной. Однако пастор, человек находчивый и со склонностью к спорту, утопил свою бывшую кафедру в соседнем болоте и "обращался" с нее к уткам лунными ночами - с длинноствольным ружьем у плеча!

                                         -=-=-=-=-=-=-=-

 

                                              письмо 13.

                     УТКИ, ПИТАЮЩИЕСЯ НА ПОВЕРХНОСТИ.
                        Обыкновенная пеганка (sheldrake).

Местные названия: барный гусак, барная утка, панцирный гусь, песчаный или прядный гусь, норная утка, мидиевая утка, панцирная утка. (бар- здесь отмель, мидиевая - пожирающая мидии. прим.перевод.)

Все эти местные названия, как будет видно, подсказаны оперением или повадками птицы. Предполагается, что слово "пеганка" (как и шелдрейк) первоначально подразумевало пестрое оперение, подобное тому, которое демонстрирует эта утка, как и самец златоглазки и сорока. Наиболее распространенное название, однако, -ракушечная утка, так ее обычно называют береговые птицеловы из-за ее обычая часто посещать мидиевые отмели и искать на песке или мелководье мелких моллюсков. Я даже слышал, что и местных нырков называют ракушечным утками, поскольку и они так же в какой-то степени питаются моллюсками.

Длина утки от 25 до 26 дюймов. Вес от 3,5 до 3,75 фунтов, очень крупной -4 фунта.
Внешние отметины: у взрослого самца голова и верхняя часть шеи насыщенного черного цвета с металлическим зеленым оттенком. Белый воротник окружает нижнюю часть шеи и верхнюю часть груди; ниже последней вокруг всего тела проходит широкая ярко-каштанового цвета полоса, более широкая на груди и более узкая на спине.
Общее оперение тела и крыльев черное, белое и каштановое; некоторые из более мелких перьев крыльев бронзово-зеленые по внешним краям. Ноги и ступни розовые, клюв и набалдашник у его основания алые. У самки нет бугорка у основания клюва; ее окраска немного более сдержанная, и она немного меньше самца.

Гнезда. Обыкновенная пеганка гнездится у моря во многих частях Европы, включая берега Голландии, Дании, Норвегии и Швеции. Гнездится в небольших количествах кое-где по всему нашему морскому побережью, но в Шотландии и Уэльсе их больше, чем где-либо еще на Британских островах.
Если песчаные холмы расположены близко к морю, пеганки будут гнездиться в них, либо в норах, которые вырыли сами, либо в старых заброшенных кроличьих норах. Яйца блестяще-белые, числом от восьми до двенадцати.

Эти очень красивые утки не редкость для нашего морского побережья зимой, хотя я редко слышал, чтобы в холодное время их добывали в глубине страны.

                             = страницы оригинала пропущены=

В наши дни почему-то вошло в моду называть ДИКУЮ УТКУ, самца или самку, "кряковым селезнем" (mallard) - бог знает почему! Название "ДИКАЯ УТКА", обычно применяемое к обоим полам, слишком древнее, чтобы с ним спорить, и "всегда достаточно легко опознать самца как СЕЛЕЗНЯ, а самку как ДИКУЮ УТКУ (крякву), если вы хотите отличить их в случае добычи".
Дикая УТКА гнездится на наших островах везде, где она находит пищу и воду по своему вкусу, с защитой от беспокойства со стороны человека, собаки и ружья, потому что ни одна птица не стремится быть более общительной или более охотно растить своих птенцов среди нас, чем дикая утка, если у нее есть возможность спрятаться.
После более эффективного применения Закона о защите диких птиц, численность дикой утки на британских островах значительно увеличилась; единственные люди, которые жалуются на этот закон, это те "спортсмены", которым закон справедливо запрещает следовать жалкой практике отстрела "хлопунцов" в июле. Этот стиль охоты кокни состоит в том, чтобы убивать молодых птиц до того, как они научатся летать; времяпровождение, напоминающее "охоту на крыс", а не "стрельбу по уткам", и ни один честный птицелов не одобрил бы его; убийство недоразвитой птицы, когда, не умея летать, она несется по воде без малейшего шанса спастись бегством, это противоречит чувствам джентельмена и спортсмена, и является занятием, достойным только "ботаника"!

Нет сомнения, что большие водохранилища, которые были построены за последние несколько лет на наших островах с целью снабжения водой растущего населения промышленных городов, являются великолепными гаванями-убежищами для диких уток, чирков и других кормящихся на поверхности уток, и в этом качестве в значительной степени пополняют количество местной дикой птицы. Только на западе Йоркшира, где всего двадцать лет назад росли трава и кукуруза, сейчас есть тысячи акров воды, на которых сотни диких уток обитают в течение всей зимы, в то время как летом они растят своих детенышей в тихих вересковых пустошах неподалеку.

У нас есть две расы ДИКИХ УТОК, а именно птицы домашнего разведения, и те, которые прилетают к нам из-за границы осенью и улетают весной. Подавляющее большинство первых не мигрируют, а гнездятся вблизи озер и болот, которые часто посещают зимой. Это всегда самые красивые птицы, и, поскольку они совершают короткие перелеты и живут там, где много пищи, они жирные и тяжелые, по сравнению с теми, что прилетают к нам с далеких берегов.
ДИКИЕ УТКИ, гнездящиеся за границей, с момента их прибытия до отлета, обычно обитают на наших побережьях, а так же на озерах и реках, ближайших к приливной зоне. Они по весу почти на полфунта легче, чем наши домашние птицы, и имеют более стройную форму. *
Если ДИКАЯ УТКА проведет некоторое время на соленой воде, ее грудка потемнеет от контакта с рассолом и илом. Если вы хотите определить, побывала ли утка недавно в море, намочите палец, потрите его о грудные перья птицы и приложите к языку, и вы легко получите ответ по наличию или отсутствию вкуса морской соли.

В случае сильных морозов, когда озера скованы льдом, а места нагула уток покрыты снегом, наши местные ДИКИЕ утки сначала посещают реки и источники, где многие погибают, но если суровая погода сохранится, они находят путь к побережью, как бы далеко от него не находились их обычные пристанища.
Когда из-за морозов утки исчезают из своих внутренних районов и внезапно появляются в устьях рек, они становятся легкой добычей стрелка из станкового ружья, поскольку его маленькое белое суденышко не вызывает у них подозрений до тех пор, пока их несколько раз с него не обстреляют.

Выпрашивающих у прохожих пищу зимующих в городе крякв можно встретить и у нас в Ижевске. Но вот чтобы огари, да еще столько- наверно только в Питере.

Декабрь 2022г. фото А.Вальневой.


Дикие утки, которые живут у нас только зимой, гораздо более осторожны, чем наши местные птицы. Последних, согнанных льдом и снегом на побережье, можно узнать (даже до того, как их застрелят), когда они отдыхают на илистых отмелях устьев рек, поскольку они собираются группами по сорок-пятьдесят птиц и имеют безутешный вид, когда сидят в этой необычной для них обстановке, тесно прижавшись друг к другу ради тепла и укрытия.

                                            СВИЯЗЬ.
Местные названия -Смии (smee), свистун (whistler), Фью, норвежская свиязь.
Длина от 18 до 19 дюймов. Вес от 1 фунта 14 унций до 2 фунтов, очень крупная 2 фунта и 2 унции.
Гнезда. В небольшом, но растущем количестве в Шотландии; главным образом в графствах Селкирк, Кромарти, Кейтнесс и Сазерленд. За границей свиязь очень часто гнездится в северной части Континентальной Европы и Азии; иногда проникает далеко на юг, в Голландию, Данию и Северную Германию, а так же свободно гнездится в Исландии.
Свиязь гнездится в тех же условиях, что и дикая утка, и откладывает около десяти яиц бурого цвета.
Поскольку свиязь широко известна и умело изображена на эскизе г-на Милле, опиание его оперения излишне. Хотя эта птица в основном следует за приливами, она, безусловно, самая многочисленная из всех уток, посещающих Британские острова.
Свиязь- одна из самых выносливых наших диких птиц. Во время сильных штормов она несется по воздуху с грацией и свободой или сидит на волнах, от которых даже чайки ищут убежища на берегу. Стаю свиязи часто можно видеть в море, они похожи на длинную черную ленту, плывущую по воде, поднимающуюся и опускающуюся в унисон с колышушимися волнами, но, если смотреть через подзорную трубу, скорее всего многие из них крепко спят, в то время как другие с удовольствием плавают и резвятся среди самых гребней бурунов.
Крик самца свиязи звучит так "Ух!у-у-у!", как будто насвистывается, а не произносится вслух, -веселая нота, которая радует сердце берегового птицелова. Зов самки- это громкое мурлыкание, произнесенное резким ворчливым тоном.*
Я видел большие стаи свиязи на озерах, которые лежат в пределах нескольких миль от зоны прилива, но на пресных водоемах далеко в глубине страны я встречал их редко, разве что в ограниченном количестве.
Свиязи очень распространены во многих частях нашего побережья, и я мог бы назвать по меньшей мере дюжину населенных пунктов на побережье Британских островов, где зимуют от трех до пяти тысяч этих уток, и все же их добывают довольно редко, настолько дикими и коварными они становятся вскоре после прибытия к нам осенью.
Привычка свиязей состоит в том, чтобы отдыхать и спать днем в какой-нибудь более или менее защищенной бухте побережья, где они находятся в безопасности от назойливых людей, и они слишком хорошо знают места, которые обеспечивают им безопасность. Вскоре после наступления сумерек, если отлив обнажил заросшие зостерой отмели какого-нибудь недалекого залива или речного устья, они прилетают на кормежку и в обычную погоду тщательно заботятся о том, чтобы вернуться в свои обычные места обитания до рассвета. Если отмели, на которых они питаются, не поднимаются над водой в сумерки, свиязи часто остаются в море до этого момента.
Если вы увидите несколько свиязей, дрейфующих во время прилива, будьте уверены, что их места кормления находятся в пределах короткого перелета, поскольку, будучи надводными, а не ныряющими утками, они не могут добывать пищу в глубокой чистой воде, а только на суше или в иле; на мелководье на глубине в несколько дюймов; или там, где они могут находить плавающие водоросли.
Я видел, как свиязи начинали прибывать огромными стаями у берегов Дании и Северной Германии уже ранней осенью, около 15 сентября. Эти большие сборища затем постоянно перемещаются на юг, их место занимают вновь прибывшие вплоть до середины ноября. Примерно в первую неделю октября свиязи появляются в большом количестве в Северной Голландии, а к 15 октября - по всему побережью Южной Голландии и Британских островов, причем к этому времени большое количество птиц постепенно переместилось на юг и запад от мест их гнездования в Северной Европе.
Большое количество свиязей обычно можно увидеть у входа в устья рек Южной Голландии до Рождества, если погода мягкая; но если погода суровая, большинство птиц либо отправляются на юг, либо пересекают Северное море, главным образом к берегам Англии и Ирландии, чтобы оставаться там примерно до последней недели февраля. Я часто видел такие огромные скопления свиязей у берегов Нидерландов, что шум их крыльев, когда они поднимались с воды в безветренный день, звучал как отдаленный гром, хотя птицы могли находится в миле от меня.
Стрелок из станкового ружья может получить хорошие шансы на несколько мощных выстрелов, если сумеет обнаружить местности, где мигрирующие на юг свиязи обычно отдыхают в течение дня на ровных прибрежных песчаных отмелях, к которым можно легко добраться с помощью плоскодонки с большим ружьем.

 

                                         перевел В.Вальнев. Ижевск, сентябрь-ноябрь 2022г

Читать киберфантастику онлайн на Призрачных мирах

Еще в этом разделе:

Комментирование доступно зарегистрированным пользователям.
Пожалуйста, авторизуйтесь здесь.

наверх наверх