Инструкция молодому спортсмену во всем, что относится к ружью и стрельбе. П. Гокер.

О книге Инструкция молодому спортсмену во всем, что относится к ружью и стрельбе. Лейтенант-колонель П. Гокер.

Предисловие переводчика.

Первое упоминание об этой книге и этом авторе попалось мне у общепризнанного оружейного аксакала Гринера (в ныне антикварной, сама по себе, книжке «Ружьё» – первое русское издание вышло в 1888 году, а последнее издание 1910 года, кажется, так и не переведено на русский язык). Гринер писал: «полковник Гокер, великий авторитет в охоте за водяной птицей с лодки, самым подробным образом описал этот вид спорта, в 11 изданиях своего наставления молодым охотникам, которые обязаны ему очень многим. Он говорит о ружьях, заряжающихся с дула, настолько подробно, что о них больше ничего не остается сказать.» Гокер писал на полвека ранее Гринера, когда охотились с шомпольными дульнозарядными ружьями, в основном, с ударно-кремневыми замками, капсюльные ружья только-только появлялись и были экзотикой.

Можно уточнить, что в издании 1838 года у Гокера уже есть ссылка на книгу "Ружьё" м-ра Гринера из Ньюкасла. Т.е. общеизвестный русский перевод Гринера сделан через полвека от первого издания, с книги, в которой описаны уже ружья центрального боя. Остается только пожалеть о том, сколько интересных книг и дел остается забытыми и никому не известными.

Сохранился портрет Гокера, в свойственном эпохе виде байронического и романтического типа юноши, в котором сложно опознать подполковника королевской армии.

Подавляющему большинству современных стрелков дульнозарядное оружие на черном дымном порохе, уж тем более с кремневым, даже не с капсюльным, замком – дело совсем неизвестное и загадочное, отголосок давно ушедшего в забвение прошлого. Думается, что даже отдельным сохранившимся энтузиастам шомполок неизвестно многое из того, что было обыденностью и само собой подразумевающимся для предков. Тем более, когда речь идет даже не об обычном ружье или пистолете, которые хотя бы можно подержать в руках, а о длинноствольной и очень крупнокалиберной уточнице или гусятнице, до дула которой можно дотянуться только положив его горизонтально. Калибр – у Пугачева в войске пушки такие были, а тут еще и ствол длиннющий. Да по сегодняшним военным стандартам все что калибром больше 20 мм (а это даже меньше дюйма) - пушка. Сама идея стрельбы из пушки, ну пусть не по воробьям, а по стае уток вызывает некоторое восхищение, причем, у нас это называлось промыслом, а в Англии это оказывается спорт (который, впрочем, неплохо сочетается с коммерцией). Слово "охотник" у Гокера практически не встречается, у него и стрелок и рыболов - просто "спортсмены". Отличается сама возможность стрельбы по стаям – у нас, в средней полосе, осенний перелет длится три-четыре недели, и вне больших водоемов основная часть птицы проходит за пару дней, именно в непогоду. И опять ничего нет, редко когда встретишь небольшую стайку заблудившихся крякашей, а потом все замерзает до весны. На английском же теплом морском побережье стаи должны держаться несколько месяцев, а кое-где и всю зиму. Короче, охоту в декабре на бекасов Гокер описывает, как вполне реальную. Кстати, стрельба по стаям из ружей особо крупного калибра - занятие, по нынешним понятиям, откровенно браконьерское (или промысловое, как уже отмечал), как писал тот же Гринер, уже в его времена в Англии было сильно ограничено законами.

Впрочем, и в англоязычной прессе встречаются упоминания о коммерческих охотниках на уток, да и Гокер тоже много пишет о продаже и покупке битой дичи, которая, явно, составляла существенную долю мяса на рынке, вспомним многочисленные голландские и французские натюрморты с дичью, и на Руси по застылку везли в города возами битую дичь, тетеревов да рябчиков. В действительности их часто ловили в силки да ловушки (тетеревов "крыли шатрами"), которую докалывали просто пером в голову, откуда и пошло про особо метких стрелков.

Собственно, в Интернете упоминается, что результатом широкого использования пант-ганов, например, в Северной Америке, было резкое уменьшение численности дичи. И практика применения такого оружия была сведена на нет в результате принятия в начале 20-го века законов, ограничивающих торговлю дичью, в первую очередь, перевозку ее через границы штатов. Вероятно, некая правда в этом есть, но надо заметить, что, странствующий голубь был выбит на суше, как и американский бизон. Бойня голубиных стай описана у Фенимора Купера, в «Пионеры, или У истоков Саскуиханны», первой книге о следопыте Натти Бампо, там есть и про стрельбу из пушки по стае. Сейчас, по некоторым данным, нечто похожее на это, ну кроме пушек, происходит с утками на нашем Дальнем Востоке, да и с перелетной дичью в Европе. Во Франции, на зимовке, добывается подавляющая часть общей добычи вальдшнепа, гнездящегося у нас и добываемого здесь только на коротких сезонных пролетах, добыча эта составляет совсем незаметный процент от общего его количества.

Конечно, в отдаленных диких безлюдных местностях (или аналогичных экстремальных условиях), когда речь идет не о спорте, а о пропитании, если не о выживании, отношение к дичи несколько отличается от принятого в более цивилизованных местах. По крайней мере, последние по времени выпуска виденные мной в музее российские уточницы были сделаны на базе ПТР Дегтярева, то есть уже после Отечественной войны.

В общем, почитать Гокера мне было любопытно, чем я и занялся на досуге, даже с учетом того, что «my englich is very bad». Тем более, что надо было продираться еще и сквозь технические дебри, когда литературы очень мало, даже на русском языке очень смутно представляешь что есть что и как, и с чем взаимодействует. Да старый английский перемешан с жаргоном и довольно малопонятными сегодня шутками.

(фото из Интернета)

Кроме того, ко времени Гокера ударно-кремневые замки, можно сказать, достигли конструктивного совершенства. А вот до того, как капсюль в металлическом стаканчике стал общеупотребительным, ударных замков имелось очень много разновидностей. Часто вовсе не ударно-капсюльных, как сейчас принято. Гокер их называет детонационными, воспламенение заряда в них производилось не искрой, а взрывом от удара по некому составу, а так же перкуссионными, т.е. ударными (от латинского percussio, что переводится как — нанесение ударов).

Простейшая разновидность - подсыпка на полку вместо пороха некого воспламеняемого ударом порошка. Так было в самом первом таком замке, который изобрел шотландский священник Форсайт. Для прикола фамилию священника на современный русский можно перевести как Предсайтов (ну, если Флинтстоун - Кремнев-Каменев). Судя по рисункам, в замке Форсайта на полку из специального пузыречка высыпалась щепотка порошка, по которой и бил курок. Чуть позже появились воспламенители -лепешки-пистоны и, до некого подобия капсюля в металлических стаканчиках и трубочках разного типа и металла. Не зря же Гокер упоминает некую овальную наставку из платины на "нос" курка.

Трудно сказать как выглядел упоминаемый Гокером «self-primer», хотя рисунок ружья под него сохранился. Судя по вставке в курок, это было что-то типа таблетки. Очень возможно, что какие-то похожие ударные составы недолгое время применялись не только вместо воспламенителя, но и вместо основного метательного заряда черного пороха, возможно, в опытном порядке. Очень давно я и сам слышал о попытках применения вместо пороха бертолетовой соли.

Сложность возникла и при попытке разобраться в отдельных элементах конструкции, например, "старых" и "новых" курков. И те, и другие могли быть «сталлированными», а могли таковыми и не быть. Курки, почему-то, называются и «cock», и «hammer» - на русском термин один, а вот на английском, видимо, это зависит от конкретной конструкции. В обычных кремневых и капсюльных замках нет никаких отдельных пружин курков, кроме боевых, у Гокера таковые упоминаются.

Очень долго я не мог сообразить что такое "сuр" - чашка или вогнутость, расположенная сверху на казеннике - все ж помнят cup of tie - которая и есть знаменитая «рюмка чая». Потом дошло, что это просто металлическая чашечка капсюля, типа нашего «центробоя», а Гокер мешает мух с котлетами, то есть детали ружей кремневых с деталями ружей капсюльных. Где-то в тексте издания 1838 года есть описание различных видов детонаторов, в том числе, и этого самого self-primer – «самовсасывающего капсюля», но, мне кажется, что на сегодня это интересно только сугубо упертому историку.

Книга обнаружилась в интернете, была отсканирована библиотекой Калифорнийского университета, за что им особая благодарность. Чуть позже встретились сканы и других изданий, сделанные Гуглом, и даже американское издание 1846 года, включающее описание охоты на бизонов, никогда в Англии не водившихся.

Книга большая, сейчас не во всём и не всем интересная – про собак и их болезни полтора десятка страниц, список птиц Англии вредных и годных для добычи на полста страниц. Почитать про птиц интересно, но лучше про наших и на русском, хотя бы у Аксакова. У Гокера же в список птиц входят и кролики, и олени. Ещё три десятка страниц про староанглийские законы об охоте (по Гокеру "законы о дичи"), о комфорте и здоровье – ещё плюс двадцать. Для охотников, длительно находящихся на холоде и в сырости, достаточно актуальная информация, но, перевести все и быстро просто не могу. Поэтому выложу только небольшие отрывки. Иллюстрации технические в издании 1926 года практически отсутствуют (за исключением откатного пружинного приспособления самого Гокера), что еще больше затрудняет понимание. Иллюстрации из других изданий этой книги, встречающиеся в сети, к сожалению, очень плохого качества. Поэтому картинки, кроме отмеченных особо, взяты из интернета – за что спасибо тем, кто потрудился их выложить и тем сохранить для народа.

Сложности вызвал перевод названий местностей, скажем Oozes, около Лумингтона на южном побережье Англии, что можно перевести как Грязи. Возможно, это заиленное мелководье (oozes - тина, ил). Но, вероятно, это имя собственное, название одного из популярных мест традиционной охоты. На сегодняшних картах найти можно, пожалуй, только более-менее крупные города тех времен. Гокер сегодня и сам бы не нашел своих любимых мест охоты, все занято и застроено.

Интересны также заметки об охоте во Франции. Надо помнить, что издание 1826 года вышло всего через 10 лет после окончательного поражения Наполеона.

В населенных местностях со старинными правилами землевладения, идущими еще со времен феодализма, это ограниченные по площади участки, имеющие своего владельца. Англия тогда, да, собственно, и сегодня - королевство, а во Франции в описываемый период шла реставрация Бурбонов. Читал в старых "Охотничьих Просторах", что в местах, где охота ведется из года в год, строят настоящие ДОТы, с амбразурами, покрытые дёрном. За многие десятилетия они зарастают даже травой и кустами. В них можно не то что просидеть зорьку, а даже жить. Там для осадки уток применяют не только чучела и подсадных птиц, но и специальных одомашненных прикормленных селезней-«предателей», которых периодически выпускают полетать, вернуться обратно к кормушке и привести за собой дичь. Собственно, речь идёт о ежегодном «съёме урожая» в поместье. Добыча, измеряемая сотнями, если не больше, особей, именно на продажу, потому как самим столько не съесть, а спрос у населения имеется. Так что вопрос о законности и браконьерстве там выглядит несколько иначе - не что можно добыть, а кому можно добыть.

Пришла на ум мысль о тех тоннах ядовитого свинца, кои скопились на дне в местах постоянной охоты за многие десятилетия и даже столетия, и которые, неминуемо, должны поедаться утками. Действительно, в таких местах острая необходимость стальной дроби становится очевидной.

Книгу целиком перевести у меня нет ни времени, ни возможности. Поэтому только отрывки. Ну что ж, кто может, пусть сделает перевод лучше, сделает больше.

Итак:

Текст - часть I

Текст - часть II

В.Вальнев, Ижевск, апрель 2020.

Читать киберфантастику онлайн на Призрачных мирах

Еще в этом разделе:

наверх наверх