Все статьи

Перевод статьи Дж. Фоллоуса "Военный маркетинг"

Джеймс Фоллоус. ВОЕННЫЙ МАРКЕТИНГ.
Журнал "Soldjer of Fortune" Ноябрь 1982 г.
(James Fallows. MILITARY MARKETEERING. Turns the AR-15 into A Toy.)
Перевод В. Вальнева.

Предисловие переводчика:

Статья эта попалась мне на глаза много лет назад, и хотя я не являюсь тонким знатоком английского языка и структуры армии США (потому фамилии и названия подразделений могут отличаться от принятых специалистами), она показалась достаточно интересной для того, чтобы быть переведённой. Выбор наиболее оптимальной конструкции вновь проектируемого оружия в зависимости от различных обстоятельств, продвижение его к пользователям, а также правильное и приводящее к успеху использование имеющегося снаряжения - достаточно интересные и актуальные темы не только для Америки. Как пример можно привести принятие на вооружение в России трудноперезаряжаемого револьвера системы Нагана, вместо вполне возможной модернизации того же, ранее стоявшего на вооружении револьвера Смит-Вессона, под схожий с нагановским патрон калибра, скажем 9 мм. Как это было сделано в Англии фирмой Веблей.

Текст в статье сокращён и несколько адаптирован. Достоверность подробностей на совести автора - один подзаголовок чего стоит - «превращение винтовки АР-15 в игрушку». Дополню, М16 - это армейский индекс, модель №16, присвоен при принятии на вооружение. Фирменное коммерческое название АР-15 («автоматик райфл», автоматическая винтовка №15, до неё фирма разработала менее известную, но внешне схожую модель АР-10 под патрон .308 Вин.) Выпускала М16 в основном фирма «Кольт», до принятия на вооружение под коммерческим наименованием САР-15, т.е «кольт автоматик райфл» №15.

Итак...

При разработке военной техники приходится учитывать много параметров - требования поля боя, интересы снабжения, желание покупателя сэкономить и поставщика заработать. Оружие, о котором идёт речь, привлекало необычное внимание, особенно на ранних стадиях разработки, от него как раз ожидали и низкую цену, и высокую эффективность.

Со временем многие из самых жестких требований были пересмотрены и сняты. М16 имела сначала блестящий успех, но под бюрократическим давлением превратилась в оружие, которое предавало своих пользователей во Вьетнаме. В этом случае особенно четко просматриваются тенденции, по которым Америка выбирает оружие.

Между 65 и 69 годами ХХ века более миллиона американцев воевало во Вьетнаме. Многие до сих пор считают, что используемая там стратегия привела к развалу и деморализации. Одна из причин - использование плохого снаряжения. За эти годы там было убито более 40 тысяч американских солдат, и более 250 тысяч ранено. Штатная армейская винтовка обманула ожидания солдат. Этой винтовкой была М16, заменившая ранее стандартную более тяжёлую винтовку модели М14. Коммерческий прототип М16, имевший индекс АР-15, был разработан фирмой «Армалит» и был самой надёжной и убойной винтовкой из всех тогда доступных.

Но за время внедрения её в армию она стала большей опасностью, чем враг. Проблемы, ставшие столь большими на поле боя, появились в результате модификации её армейской оружейной бюрократией. Армейская модификация плохо показала себя в бою, но полностью решала организационные проблемы службы снабжения.

К середине 67 года, когда винтовка уже находилась полтора года в строю, значительное число претензий солдат, которые жаловались на свою экипировку в письмах родителям, а те - своим конгрессменам, наконец привело к созданию специальной комиссии Конгресса, возглавляемой Ричардом Айчордом, демократом от Миссури. Результатом слушаний стал отчёт в 600 страниц, вызвавший умеренный интерес прессы, который так и остался без ответа.

Примерно за десятилетие до ввода войск во Вьетнам, оружейники, особенно в Европе, сделали "открытие" в "чудо-баллистике". Оно заключалось в том, что высокоскоростная малокалиберная пуля наносит более тяжёлые и смертельные ранения, чем тяжёлая крупнокалиберная, поскольку при попадании в тело она теряет свою устойчивость и начинает кувыркаться. Об этом шла речь и при слушании в комиссии конструктора винтовки Юджина Стонера.

В своё время предусмотрительный военный, генерал Уаймен просил Стонера разработать винтовку, использующую эти преимущества малого калибра.

Известно, что ещё в начале 28 года особое армейское подразделение (называемое "Caliber Board") провело на армейском Абердинском полигоне в Мэриленде объёмные стрелковые испытания и по их результатам рекомендовало командованию понизить калибр до .27 (т.е. 7мм), но армия по причинам меньше техническим, а больше по традиции, ещё 30 лет придерживалась "полноразмерного" .30 калибра (т.е. 7.62 мм).

"Второе открытие" малого калибра произвел Стонер своей М16. Его изучение опыта Второй Мировой войны показало, что 80% солдат в бою не стреляют, огонь, в основном, вёдет солдат с ручным пулеметом БАР, который в отличие от обычного стрелка, чувствующего себя мишенью, за счёт своей огневой мощи ощущает себя хозяином поля боя.

После Второй Мировой войны на смену М1 и БАРу, сделанных под патрон .30-06, пришла М14, которая из-за относительно малой собственной массы и мощного винтовочного патрона (.308 вин.) не была достаточно устойчива и управляема при автоматической стрельбе.

М14 являлась продуктом собственной армейской арсенальной системы, армейских лабораторий, частных подрядчиков и Армейской Службы Снабжения («Army Material Command», подразделение службы, чаще называемой "Оrdnadce Сorps", которая вероятно является аналогом нашего ГАУ, далее – Артуправление, – здесь и далее примечания переводчика). Именно Артуправление армии занималось разработкой стрелкового оружия для армии на протяжении более 100 последних лет.

М14 была разработана исходя из положения, что дальний прицельный огонь меткого стрелка наиболее важен в бою. (Тем не менее, её патрон, имевший коммерческое название .308 Винчестер или 7.62х51, имел меньшую длину гильзы и более лёгкую пулю, чем, применявшийся в армии ранее, винтовочный патрон .30-06 Спрингфильд, он же 7.62х63, - прим. перевод.)

Для точной дальней стрельбы тяжёлая крупная, наиболее устойчивая к ветру, пуля была лучшей. Вероятно для сохранения дальнобойности для нового патрона меньшего калибра (.223 для М16) военные приняли аксиомой, что скорость пули должна быть не менее 3250 фут/сек. Другая аксиома - винтовка должна стрелять от Арктики до Сахары так же хорошо, как и везде, или она не подходит для армии. Эти положения были достаточно далеки от реалий жизни, давно было известно, что в современном бою основная часть огневых контактов происходит на 30-50 ярдах и менее, и жизнь солдата больше зависит от времени прицеливания.

По существу Артуправление жило старыми традиционными понятиями. При столкновении с новыми техническими возможностями его первыми побуждениями было не обращать на них внимания и продолжать пользоваться собственными привычными воззрениями.

Дважды со времен Гражданской войны американские президенты заставляли армию и Артуправление принять новые винтовки вопреки их собственным разработкам. Первый раз - после начала Гражданской войны, когда войска Союза ещё были вооружены дульнозарядными мушкетами. В 1860 году молодой сторонний изобретатель Спенсер предложил свой магазинный карабин, управляемый скобой. Это была первая достаточно надёжная для армии магазинка. Она не привлекла должногоо внимания армейского руководства, но Спенсер сумел показать её президенту Линкольну, который сам был неплохим стрелком. Тот отстрелял несколько патронов, понял её преимущества и приказал военному секретарю купить винтовку для армии Союза. Армия закупила 60 000 карабинов, в основном для кавалерии, говоря, что короткоствольный карабин не годится для пехоты. Несмотря на скепсис, несколько кавалерийских полков Союза были вооружены спенсерами вместо обычных дульнозарядок, и это стало одной из причин успеха рейда Шермана. Когда война кончилась и президент погиб, полковник Рипли (Ripley), долгое время бывший главой Артуправления, объявил спенсеры устаревшими и приказал продать. Большое количество из этих карабинов по дешёвке купили индейцы, широко использовавшие их в своих грабительских набегах - включая знаменитое нападение на генерала Кастера (Georg A.Custer) на ЛиттлБигхорн (Little Bighorn). Около трупов его солдат позже были найдены их стандартные однозарядные Спрингфилды Trap-Door, которыми индейцы попросту пренебрегли.

Во время Испано-Американской войны армия вооружила солдат труднозаряжаемыми винтовками Краг-Йоргенсена. Когда полковник Теодор Рузвельт привел своих "Смелых всадников"(Rough Riders) на кубинский холм Сан-Хуан, их встретили испанские войска, вооружённые лучшими винтовками того времени - маузерами. Три года спустя уже президент Рузвельт приказал Военному Департаменту купить маузеры для американских войск. У армейского руководства не было энтузиазма к винтовке, сделанной не только вне армии, но и вне страны. Артуправление разработало довольно грустную модификацию маузера, ставшую для армии стандартной и названную по названию арсенала Спрингфильд '03. Она была столь похожа на маузер, что за использование патентов фирмы «Маузер» армии пришлось хорошо заплатить.

История М16 была подобна этим двум эпизодам. Решение вооружить СпецСилы (обычно подразделения вновь создаваемых «зеленых беретов») оригинальной версией М16, исходило в основном от президента Кеннеди и министра обороны Макнамары. Однако, существовали тесные контакты между армией и производителями вооружения и боеприпасов, которые заключали монопольные контракты. Для М16 особенно критический эффект имел тот факт, что в числе этих поставщиков была "Олин корпорейшн" (Olin-Mathieson Corporation), которая с конца Второй мировой войны поставляла для армии один из видов ружейного пороха, известного как "сферический". (Кстати, фирма «Винчестер», известный производитель патронов и оружия в то время была одним из подразделений "Олин корпорейшн", - прим. перевод.).

М16

Артуправление имело много причин не любить АР-15. Это была винтовка постороннего изобретателя, предлагаемая взамен недавно принятой М14 собственной разработки. Она использовала не традиционный калибр армии, а малый .22, который ещё недавно считали годным только для стрельбы белок. Кроме того, чуть ранее, в начале 50-х, Артуправление выиграло в битве против европейских союзников, желавших принять стандартным в НАТО малый калибр, в результате чего стандартным для НАТО стал калибр .30 (7.62мм). И после армии навязывают этот малый калибр на собственной территории.

Армия приняла М14 в 57 г. В это время АР-15 Стонера была уже практически готова, а сам Стонер - уже достаточно известен среди специалистов. Подобно многим другим американским конструкторам-оружейникам, включая Д. Браунинга, изобретателя винтовки БАР и пистолета Кольт Модель 1911, которые продавали свои изобретения иностранным правительствам после того, как Артуправление их забраковало, Стонер не ждал, что армия примет его модель, он работал на "Армалайт корпорейшн".

Винтовка Стронера имела преимущество по нескольким моментам. Одним из них был убойный патрон .22 калибра (точнее патрон с коммерческим названием .223 Ремингтон, т.е. 5.56х45, - прим. перевод.). Лёгкий небольшой патрон из-за слабой отдачи позволял вести прицельную автоматическую стрельбу и носить с собой намного больше патронов. Да и сама винтовка была легче, чем М14. Она имела огромную надёжность и могла отстрелять от 600 до 700 патронов в минуту практически без отказов. Другим новшеством были технологические особенности, позволявшие значительно снизить цену. Штамповка деталей и отсутствие ручного труда позволило сделать выпуск по-настоящему массовым. Пластиковая ложа ещё больше удешевила винтовку. Для традиционалистов такое производство являлось прямым указанием, на то, что АР-15 не настоящее оружие. Стонер же заявлял, что АР-15 прочна и надёжна.

АР15 была испытана в 58 году на трех военных базах. Отчеты были хвалебными, но предостерегали руководство от использования столь малокалиберного патрона. В виду расхождения взглядов армия назначила расширенные испытания в CEDEC (Армейский опытный центр боевого развития) в Форт Орд, Калифорния. Испытания продолжались с конца 58 до весны 59 года и состояли не из обычных стрельб, а из симуляции действий малых подразделений в бою. АР-15 выступала против М14 и другой лёгкой винтовки, сделанной Винчестером. Результаты, полученные к маю 59 года включали:

а) 5-7 человек с АР-15 носят столько же патронов и оружия, сколько 11 с М14.

б) принимавшие участие в эксперименте войска предпочитали АР-15 из-за малого веса, надёжности, удобства и балансировки, слабой отдачи и мощности автоматического огня.

в) общий боевой потенциал АР-15 превосходит М14. Отмечены: малый вес оружия и патронов, удобство ношения, отличная способность к автоматическому огню, точность боя Винчестера и функциональная надёжность Армалайта (АР-15).

Заключение гласило, что армия должна разработать лёгкую винтовку на базе М14 с характеристиками надёжности АР-15. Повторные упоминания о надёжности АР-15 следует отметить в свете заявлений о ненадёжности оружия, названного М16 и попавшего на войну.

После этих испытаний армия в теории отметила малый калибр, но отбросила его практическое применение. Надо вспомнить, что Артуправление армии уже делало это и раньше.

В начале 28 года армейский "Caliber Board" после длительных испытаний рекомендовал переход на меньший, .276 калибр (7.01мм). Под этот патрон был разработан первый вариант винтовки Гаранда, однако в 32 году начальник штаба Дуглас Маккартур отклонил эти рекомендации, приняв заключение шефа артиллерии о неудобстве перехода на малый калибр. (На переделку винтовки М1 Гаранда под патрон .30-‘06 ушло ещё 4 года, - прим. перевод.)

Тридцать лет спустя аргументация по М16 была в том же стиле. Мотивируя необходимостью иметь для винтовок и пулеметов один патрон, армия протолкнула М14 и её .30 патрон. Однако в защитниках АР-15 появился энтузиаст, генерал Кертис Лемей, начальник штаба ВВС. ВВС продолжили испытания и объявили АР-15 "стандартной моделью" в январе 62 года. Затем с помощью фирмы «Кольт», которая начала её выпуск, ВВС испытали патрон для АР-15, выпущенный фирмой «Ремингтон», и признали его подходящим для использования. В мае 62 года Кольту заказано 8.5 тыс винтовок, а Ремингтону - 8.5 миллионов патронов.

В том же 62 году агентство «Advanced Research Projects Agency» Министерства обороны заказало для испытаний армией Республики Вьетнам (ARVN) 1000 АР-15, поскольку южновьетнамские солдаты были физически слабы и мелки и не могли использовать М14. Результаты испытаний были блестящими, особенно в части феноменальной надёжности оружия. Однако адмирал Гарри Фелт (Harry Felt), главнокомандующий зоны Тихого океана отбросил их, поскольку армия заявила о недопустимости наличия разных винтовок и патронов в зоне боевых действий. Комитет Начальников Штабов поддержал этот отказ.

В 62 и 63 годах продолжались испытания, неизменно подтверждающие данные о надёжности, легкости и убойности АР-15. Результаты одного из них, проведенного Управлением перспективных исследовательских проектов Министерства обороны США (DARPA) в сентябре 62 года гласили: "принимая во внимание большую убойность АР-15 и преимущество в кучности и темпе стрельбы этого оружия, показываемые с 59 года, общий поражающий потенциал взвода, оснащённого винтовкой АР-15 в пять раз выше, чем М14. ... АР-15 может быть изготовлена с меньшими трудностями, более высокого качества и по меньшей цене, чем винтовка М14. ... по надёжности, прочности, безотказности, пригодности в неблагоприятных условиях, простоте ремонта, АР-15 существенно превосходит любое другое стандартное оружие, включая М14. М14 слабее по совокупности этих характеристик. ... обучение солдата с АР-15 проходит значительно легче, чем с М14. ... солдат может носить в три раза больше патронов, чем при обычной винтовке и патронах."

Между тем, Армейская Служба Снабжения («Army Materiel Command»), входящая в Артуправление, продолжала собственные переделки АР-15. Там к АР-15 не испытывали восторга и находили много недостатков, к которым добавились и "плохие характеристики прицеливания и стрельбы ночью, а также плохая пробиваемость на больших дальностях». Артуправление рекомендовало радикально переработать М14 в "лучшую" модель, и исследовательские программы были немедленно начаты.

В начале 63 года при сильной поддержке президента Кеннеди и министра обороны Макнамары, СпецСилы («Зеленые береты») просили командование разрешить использовать АР-15 как стандартную модель, поскольку нуждались в лёгкой винтовке для обеспечения мобильности и скрытности. Воздушно-десантные подразделения во Вьетнаме также требовали АР-15 для аналогичных операций. Поскольку АР-15 всё больше использовалась на войне, секретарь армии (т.е. замминистра обороны США) Сайрус Вэнс (Cyrus Vance) просил Генерального инспектора армии рассмотреть причины, по которым служба снабжения отклонила АР-15. Расследование показало, что результаты испытаний бесстыдно нечестны. Образцы М14 были штучной работы, отлично отлажены для стрельбы, а АР-15 брали прямо из ящика. Патроны для М14 были также из специальной партии. Инспектор нашёл, что различные подразделения Артуправления проводили специальные встречи для обсуждения порядка фиксации результатов. Они согласились заранее прогнать винтовки через испытания, а затем включить в окончательные результаты только те, которые покажут непригодность АР-15.

Так как бои во Вьетнаме становились все более интенсивными, с конца 63 года начались поставки винтовок, сначала 19 000 для авиации (десантников) и 85 000 для спецподразделений армии. Роберт Макнамара в целях повышения эффективности, назначил армию центральным заказчиком для всех служб, что позволило армейскому Артуправлению заявлять о "неадекватности проектирования" АР-15 и милитаризировать" её в М16.

Первым в ряду изменений было введение "ручного досылателя затвора" (manual bolt closure), который позволял солдату дослать патрон в патронник, если затвор застрял и не дошёл до упора. ВВС, которые купили винтовку, и Корпус морской пехоты, который её испытывал, сильно возражали против этого. Документ ВВС гласит: "В течение 3-х лет испытаний и использования винтовок АР-15 во всех состояниях, ВВС не получало отказов, которые могли быть исправлены с помощью досылателя затвора". Даже хуже, досылатель удорожил, утяжелил и усложнил винтовку, уменьшив надёжность, которая была главным её достоинством. Через несколько лет, во время слушаний в Конгрессе, полковник Гарольд Янт (Harold Yount), который в 1963 был менеджером проекта в Рок-Айлендском арсенале, сказал, что досылатель затвора введён не по результатам испытаний, а «на основании указания начальства из штаба армии». Зафиксировано, что генерал Эрл Вилер (Earl Wheeler), начальник штаба армии, персонально приказал установить бесполезный досылатель.

Следующим "улучшением" было уменьшение шага нарезки с 14 до 12 дюймов, что сделало пулю более устойчивой и значительно уменьшило свойственную АР-15 «шоковую убойность", которая была одним из преимуществ перед М14. "Армейский стандарт" устанавливает, что винтовка должна нормально работать от -65 до 125 градусов (по Фаренгейту, т.е. -54...+52 градусов по Цельсию, - прим. перевод.). На основании очевидно урезанных опытов Арктическая испытательная команда заявила о плохой работе винтовки на морозе. Поэтому Армия уменьшила шаг нарезки, снизив "убойность" и отправила винтовку в джунгли Меконга.

И последнее, самое важное - надёжность. Подобно другим, это тоже было публично квалифицировано как законное приведение в соответствие с техническими требованиями, но явно кажется попыткой дискредитировать АР-15 по сравнению с М14. Оружейники-разработчики говорят об автоматических винтовках как о "резонансных механизмах", в которых несколько различных циклов должны находиться в гармонии. Один из основных факторов синхронизации этих циклов - характеристики горения пороха в патронах. Некоторые пороха горят очень быстро, другие повышают давление медленнее. Это учитывается при разработке образца во многих случаях, например, при расположении бокового газового двигателя, которое и определяет цикл срабатывания автоматики. Юджин Стонер разрабатывал АР-15 под патрон ремингтоновской зарядки с порохом IMR (для "improved military rifle"), изготавливаемым фирмой «Du Pont». Он изготавливается из нитроцеллюлозы, иногда называемой guncotton (дословно «оружейный хлопок», - прим. перевод.), которая выдавливается как зубная паста и режется на мелкие гранулы. Этими патронами были выполнены все ранние испытания, эти патроны использовали ВВС, когда отмечали высокую надёжность винтовки в полевых условиях.

В июне 63 года Служба снабжения («Army Materiel Command») провела опыты во Франкфордском Арсенале, которые установили, что этот порох для использования в армии не годится. Очевидно, что этот опыт был специально поставлен для получения такого результата. Опять было выявлено несоответствие техтребованиям. По причинам, которые представители Артуправления позже так и не могли удовлетворительно объяснить комиссии Конгресса, армия установила, что дульная скорость должна быть в среднем 3250 фут/сек плюс-минус 40 (991.3 плюс-минус 12.2 м/с). Во всех ранних положительных испытаниях, как и во Вьетнаме, АР-15 не давала такой скорости. Армия знала заранее, что порох IMR даёт скорость на 100 фут/сек ниже, и что это не создавало проблем в бою. Но когда армия в 63 году разрабатывала техтребования для М16, она требовала скорость 3250фут/сек и давление в патроннике не более 52 000 фунтов на кв.дюйм (3650кг/кв.см). И вот, после нескольких месяцев поставок и боевого использования винтовки, Франкфордский Арсенал установил, что порох скорости не даёт. Если поднять скорость - превысится давление в патроннике. В феврале 64 года армия требует от производителей порох заменить. Через несколько месяцев «ДюПон» прекращает производство пороха и фирму «Ремингтон» "переключают" на сферический порох «Olin-Mathieson», поставщика, поддерживаемого армией. С конца 64 года «Ремингтон» заряжал только сферический порох для винтовки, которая уже стала называться М16.

Этот порох был принят армией впервые в начале Второй мировой войны для некоторых артиллерийских снарядов. Отличается тем, что он "двухосновной" (сделан из нитроцеллюлозы и нитроглицерина) и изготавливается по-другому. Самое важное то, что он горит дольше и медленнее, чем IMR. «Олин-Матчиесон», имевшая давние отличные взаимовыгодные отношения с Артуправлением, поставляла сферический порох для многих боеприпасов и получила контракты на 89 миллионов патронов в 64 году с перспективой ещё большего объёма поставок в дальнейшем. Более 90% патронов, использованных во Вьетнаме, были заряжены этим порохом.

Уже после внедрения нового пороха, Фрэнк Ви (Frank Vee) из контрольной службы (Comptroller's office) армии попытался получить от Стонера одобрение этой замены. Стонера не спрашивали ни о досылателе затвора, ни о шаге нарезки, ни о новом порохе, хотя он считал все это плохими идеями. Позже он пересказывал комиссии Конгресса о его встрече с Ви: "Он спросил мое мнение (о сферическом порохе) уже после факта. Я посмотрел на технические характеристики и сказал, что буду против этого... Он сказал, что они бы чувствовали себя лучше, если бы я подписал документ, а я сказал, что мы оба уже не почувствуем себя лучше."

Причиной стоунеровского отказа были свойства пороха, которые разрушали большинство свойств, заложенных в винтовку. Со сферическим порохом М16 больше соответствовала армейским техтребованиям, но значительно хуже работала. Было две проблемы: одна из них - "засорение". В АР-15 порох сгорал раньше, чем достигал газоотводного отверстия. Но это был другой порох. Новый порох был более "грязным" и горел дольше, поэтому его недогоревшие остатки попадали в газовый двигатель и загрязняли затвор винтовки.

Военный маркетинг

Рисунки из армейского комикса-инструкции, разъясняющего необходимость чистки и особенности эксплуатации.

Другой проблемой было уменьшение времени "цикла действия" винтовки. АР-15 давала темп стрельбы 750-800 выстрелов в минуту. Со сферическим порохом технический темп стрельбы стал более 1000 (соответственно, при повышении давления в патроннике увеличились скорости движения деталей и нагрузки на них, – прим. перевод.). Последствия увеличения темпа стрельбы проявились быстро. Надёжная до того винтовка стала давать поломки и заедания. В ноябре 67 года инженеры фирмы «Кольт» отстреляли несколько винтовок, часть патронами с порохом IMR, часть со сферическим порохом и отметили, что с последним оружие работает наполовину хуже.

В декабре Франкфордский Арсенал армии провел ещё одни испытания на надёжность. Патронами с порохом IMR винтовки давали 3.2 отказа на 1000 выстрелов и 0.75 задержки против 18.5 и 5.2 соответственно для патронов со сферическим порохом. Как основной заказчик, армия заставила использовать сферический порох и ВВС.

ВВС протестовали, заметив, что винтовки очень надёжны только с порохом IMR. ВВС провели испытания 27 винтовок по 6000 выстрелов каждая. Отказов было в среднем один на 3000 выстрелов, хотя некоторые винтовки давали один отказ на 6 200 выстрелов. Винтовка и оригинальные патроны работали отлично и ВВС отметили, что им не нужны 3250 фут/сек дульной скорости.

В мае 66 года армейской испытательной организацией CEDEC из Форт Орд был проведён очередной опыт для получения результатов в условиях, максимально приближенных к действительным. В этом опыте стрельба велась не индивидуально, а взводом, по мишеням, соответствующим плохо видимым реальным боевым целям в кустах и других укрытиях, да ещё и имитирующим ответный огонь. Солдаты бежали через полигон как в бою. В заключении было сказано, что М16 показало себя более эффективно, чем М14 или советский АК-47 (который также испытывался), но это оружие было очень ненадёжно. По словам испытателей, причиной засорений, поломок и отказов стал сферический порох. В то же время армия закупала сферический порох в громадных количествах и отправляла его во Вьетнам.

В 65 году Америка начала полномасштабные наземные боевые действия во Вьетнаме. Регулярные подразделения армии и морской пехоты использовали старые М14. В боевых условиях они обнаружили несколько особенностей этого оружия. Одной из них была меньшая, по сравнению с советским АК-47, точность и управляемость М14 в джунглях. Оба были калибра .30 (7.62мм), но АК имел более легкую пулю и меньше пороха в патроне, что уменьшало отдачу. Они также заметили, что старые АР-15 СпецСил стали во Вьетнаме хитом, они стоили на чёрном рынке $600, при начальной стоимости $100. И некоторые солдаты платили эти деньги из своего мизерного содержания.

Одним из тех, кто это отметил, был Уильям Уэстморленд (William Westmoreland), командующий американскими войсками во Вьетнаме. Примерно в конце 65 года он потребовал немедленно сделать М16 стандартной винтовкой для всех войск, находящихся во Вьетнаме. Тогда Артуправление сделало винтовку стандартной только для специального ограниченного использования во Вьетнаме, но не для войск в Европе или США.

Климатические испытания сферического пороха провели за год до требования Уэстморленда, в 64 году. Они опять показали, что сферический порох делает винтовку быстрой и "грязной", и производители в конце концов подняли руки. «Кольт» заявил, что не может больше отвечать за надёжность М16 при использовании сферического пороха, поскольку на испытаниях 6 из 10 винтовок дали темп более чем 850 выстрелов в минуту. На что армия отреагировала официальным письмом: "Вы можете использовать на ваших испытаниях те боеприпасы, которые хотите". (Но мы будем посылать во Вьетнам сферический порох). Начиная с 64 года «Кольт» использовал для испытаний патроны с порохом IMR, армия же посылала солдатам, которые надеялись остаться живыми, патроны со сферическим порохом. Таким образом, «Кольт» поставил более 330 000 винтовок. Комиссия Айчорда отмечала в своем докладе: "Несомненно, много тысяч из них было поставлено во Вьетнам, хотя армия знала, что при стрельбе патронами со сферическим порохом винтовки могут давать много отказов... Менеджер проекта, члены технического координационного комитета и другие, даже столь ответственные как помощник Министра обороны по внедрению, знали, что принимаемые винтовки не были испытаны удовлетворительным образом,... «Кольт» испытывал винтовки только порохом IMR, в то время как основное количество боеприпасов поступающих в войска, включая Вьетнам, снаряжаются сферическим порохом. Причина отказов винтовок в армии находится на грани преступной небрежности."

Результаты были предсказуемыми и трагическими. Винтовки в бою засорялись и отказывали. Отказы М16 в бою были эффектными и внутренне необязательными. Затем солдаты слышали, как чины Артуправления заявляли, что они всегда говорили о "вшивости" винтовки. Армейские чины заявляли о неправильности приемки. Чиновники Пентагона во время инспекций отмечали плохую чистку и не замечали отсутствие принадлежностей для чистки, хотя армейские брошюры-инструкции сообщали, что "винтовка без чистки и смазки стреляет больше, чем любая другая известная винтовка".

Позже солдаты начали писать письма - родителям, подругам и производителям коммерческой оружейной смазки Dri-Slide. Фирма «Dri-Slide» получила множество писем от солдат, которые жаловались на засорение и отказы винтовок: "после боя лично осмотрел оружие убитых и до 70% их винтовок имело патроны, застрявшие в патронниках", "в сезон дождей смазка обычного типа собирает очень много грязи", "на 40 отстрелянных патронов винтовку заело 10 раз", "винтовки отказывают в самый критический момент, когда огневая мощь особенно нужна", "пришлите мне шомпол, без него я не могу чистить винтовку как надо", "морской пехотинец был убит, когда в бою вскочил с отказавшей винтовкой и побежал за единственным на весь взвод шомполом".

Военный маркетинг

Рисунки из армейского комикса-инструкции, разъясняющего необходимость чистки и особенности эксплуатации.

Факт, что некоторые члены комиссии Конгресса призывали остальных подписать очень короткий отчет: М16 стала объектом саботажа со стороны Артуправления. Ответы Артуправления были очень нечёткими и шаблонными. Айчорд, например, пытался выяснить у Янта, проводили ли они испытания для выявления влияния повышения темпа стрельбы на надёжность, но не получил определенного ответа. Артуправление, казалось, не видело связи между испытаниями винтовки и солдатами, умиравшими с отказавшими винтовками в руках. Оно доказывало, что винтовка всегда была рискованным экспериментом, особенно (это было отмечено несколько раз) когда солдаты не понимали важности содержания оружия в чистоте.

В целом, обвинения были достаточно слабыми. Так, в отчете комиссия критиковала Нельсона Линда (Nelson Lynde,Jr.), генерала, возглавлявшего Армейскую Оружейную Команду между 62 и 64 годами, который принял решение о закупке М16 у «Кольта» и затем вскоре после отставки перешёл на работу в центральный офис фирмы "Кольт". В 80-м году я разговаривал с Эрлом Морганом (Earl Morgan), одним из членов комиссии, об этой работе, и он сказал, что комиссия не могла доказать фактов коррупции, хотя связи армии, «Кольта» и «Олин-Матчиесон» были явными.

Комиссия также рекомендовала армии провести немедленно чёткие испытания этих двух видов патронов, в результате которых можно было бы принять решение о возвращении к пороху IMR. Это не было сделано, Артуправление просто модифицировало сферический порох и ввело в винтовку механический "буфер" для уменьшения темпа стрельбы. Это решало проблему заеданий, но не вернуло винтовке первоначальных надёжности и эффективности поражения живой цели. До конца боёв во Вьетнаме войска каждый день использовали патроны со сферическим порохом.

Артуправление и сегодня продолжает работу. В конце 80-го года, после того, как наши войска попали в Египет, в отчетах новостей начали встречаться упоминания о новых требованиях к винтовкам для войны в пустыне. Поскольку в пустыне можно видеть цель за мили, говорят они, то, что вам реально надо, так это оружие, позволяющее хорошему стрелку попадать в цель за 600 или 800 ярдов, а не «попган» типа М16. Что вам реально надо, говорят они, так это оружие из собственных лабораторий армии.

Еще в этом разделе:

Комментирование доступно зарегистрированным пользователям.
Пожалуйста, авторизуйтесь здесь.

наверх наверх
Перевод статьи Дж. Фоллоуса

Выбор наиболее оптимальной конструкции вновь проектируемого оружия в зависимости от различных обстоятельств, продвижение его к пользователям, а также правильное и приводящее к успеху использование имеющегося снаряжения - достаточно интересные и актуальные темы не только для Америки.

Интересно прочитать