Все статьи

Наган. Скромное обаяние антиквариата.

На моём рабочем столе в дальнем уголке слева от компьютера лежит наган. Не боевой револьвер конечно, а то, что от него осталось под названием «сигнальный револьвер Блеф». Свободно лежит. Боевой бы в сейфе лежал, его так просто на столе не оставишь.

Тем не менее, по виду это - самый натуральный настоящий револьвер системы Нагана образца 1895 года, выпущенный, как на нем написано, Императорским тульским оружейным заводом  в 1900 году. Больше ста лет назад.

Ну лежит себе и лежит, расстреливаю из него десяток или два капсюлей «жевело» на очередной Новый год. Себе на радость, бесам на беспокойство - по китайскому поверью стрельба и фейерверки чертей разгоняют.  Я не являюсь большим знатоком и ценителем короткоствольного оружия, тем более такого, которое выдается правительством вместе с кирзовыми сапогами. Но считаю, что этот револьвер сделан на совесть. Детали пригнаны прекрасно. Даже дверца барабана старого типа, с вырезом под стопорный зуб рамки. Правда сам зуб давно спилен, как и на всех прочих револьверах, побывавших в арсеналах. По бокам накладки из темного ореха с относительно мелкой сеткой. По сегодняшним меркам - штучной работы изделие. В те времена в Туле полная сборка каждого револьвера производилась одним мастером. «Давай-давай, побольше и быстрее» началось уже в Великую войну, а пооперационная сборка пошла только в Ижевске во время уже следующей Великой войны, Отечественной. Ну, это так, к слову пришлось. А на мой наган и посмотреть, и в руки иногда взять приятно. Что довольно часто и делаю.

По современным стандартам нагановский револьвер устарел уже давным-давно. Слабоват он и неудобен в обращении, особенно «тихоходен» в перезарядке. Хорошо если гильзы выпадут сами, а если нет, то выбивать их шомполом по одной долго и муторно. Рядом с мощными револьверами, имеющими выкидной вбок барабан или переламывающийся ствол, наган смотрится довольно бледно. Про автоматические пистолеты даже и говорить не буду. Малокалиберный по нынешним меркам патрон, на фоне повсеместно царящих сегодня 9-ти мм люгеровских, смотрится архаикой. А ведь патрон к «парабеллуму» появился в 1908 году,  лет на 20 лет позже нагановского. Однако, в свое время такой патрон успешно котировался на мировом рынке. По конструкции и по энергетике он не слабее обычных .32АСР (он же 7.65 браунинг) и энфильдовского .38-20,  да и  очень распространенного до сих пор .380АСР (т.е. 9-ти мм «короткого» браунинга). Хотя все эти патроны появились позже патрона Нагана.  Кстати, на момент своего появления нагановский патрон можно было бы без преувеличения назвать новейшим бездымным магнумом, вот только это слово еще было не в ходу.

Сегодня совершенно не понятно, почему в ту пору в России не стали разрабатывать новый револьвер на базе Смит-Вессона №3, выпускавшегося уже два десятка лет. Как вариант - уменьшив его и заменив старый крупнокалиберный патрон с дымарем, а именно так и сделали чуть позже англичане со своим энфильдом. Наверное, тогда это виделась совсем по-другому, а может быть сыграла негативную роль низкая живучесть переломной схемы. Чёрный порох уходил в прошлое, постоянно носить на службе почти полуторакилограммовый смит-вессон офицерам было очень проблемно, так что новый легкий револьвер был нужен и востребован. Видимо, за отсутствием лучших предложений приняли на  вооружение наган. Что бы там не происходило, но даже через двадцать с лишним лет, после Первой Мировой, когда уже весь мир был знаком с маузером С96 и парабеллумом Р-08, знаменитый русский оружейник Фёдоров писал, что наган хорош и вполне на высоком уровне.

Наган выпускался полвека, прошел огни и воды двух мировых и большой гражданской войн, не считая прочих мелких конфликтов, и надо сказать, свою роль выполнял и назначению соответствовал. Что «первый советский маршал» Клим Ворошилов в свое время наглядно и показал молодым красным командирам, выбив из нагана на стрельбище 59 очков из 70 возможных. Даже сегодня наган может быть использован как смертоносное служебное оружие.

В Бельгии наганы для России начали выпускать в 1897 году, в Туле на год-два позже. К сожалению, мой револьвер не первого года выпуска, но судя по номеру, сделан где-то в числе первой сотни тысяч из общих двух миллионов. Всего же собирался он и в Туле, и в Ижевске года до 45-го, а потом ещё долго служил и служил в милиции, всевозможных ведомственных и вневедомственных охранах.

Револьвер самовзводный, так называемая офицерская модель. Что позволяло вести стрельбу как взводя курок рукой (это называлось «одинарного действия»), так и простым нажатием на спусковой крючок («двойного действия»), использование вместе и того и другого способа называлось «тройного действия». Солдатская модель была простого, только одинарного действия, якобы в целях предотвращения бездумной траты патронов нижними чинами. Таких солдатских наганов осталось совсем немного. Их выпускали только до революции, а после нее при ремонте или попадании в арсенал переделывали в офицерские - для этого надо было заменить курок и ползун. Я видел солдатский наган один раз, причем тогда и обнаружил, что его ползун отличается от обычного наличием дополнительного зуба, исключающего возможность вращения барабана нажатием на спуск при невзведенном курке.

Как я уже говорил, мой револьвер в выпущен 1900-ом, в год, когда наганы отметились в боевых действиях во время боксерского восстания в Китае. Для России эти действия были очень ограниченными. В основном местные бои с хунхузами вокруг КВЖД, да еще рейд на Пекин для снятия осады российского и прочих посольств и проживающих там иностранцев. Как известно из истории, восстание ихэтуаней, или боксеров, так их тогда у нас называли, руководимое различными тайными обществами от даосов и школ рукопашного боя до триад, было вызвано «умелым» управлением правительства императрицы Цыси и иностранного, главным образом английского, вмешательства. Тут можно вспомнить две опиумные англо-китайские войны. Но народный бунт не только на Руси бессмысленный и беспощадный. Восставшие буквально вырезали громадное количество ни в чем неповинных китайских христиан и членов семей иностранных подданных. Читал воспоминания доктора русского посольства В.В.Корсакова, пережившего осаду в Пекине, и даже Конан-Дойль упоминал о тех страшных событиях в своём рассказе «Бочонок икры».


Знатоки считают, что лучшие наганы делали до Первой мировой войны и в самом начале 30-х годов. Действительно, самыми красивыми из попадавшихся мне, были наганы  31 года выпуска, в родном, отливающем синью воронении. И мой наган «в молодости» явно был такой же, но жизнь потёрла да зачернила. Да, прошедшие года никого не красят. Вот и я вижу на нагане под свежей оксидировкой крапинки от коррозии, хотя в целом состояние хорошее. Пострелять этому нагану за годы службы пришлось немало - под барабаном на щитке рамки остались следы от ударов гильз. И хотя ствол свой, тульский, с дореволюционным «молотком», но вот барабан уже со звездой. Шрифт на нём использован простой и крупный, номер на остальных деталях много мельче, цифры со штрихами. Наганов, прошедших через мои руки, было не меньше двух сотен, и пожалуй, только на одном следы от гильз были очень чёткими и глубокими, солидно ему пришлось пострелять. На других экземплярах следов от гильз почти и нет, несмотря на то, что у многих заменены стволы и барабаны в арсенале (а в переделку и на продажу обычно с арсенального хранения попадали). Уж не знаю по каким причинам, но скорее от плохого ухода, чем от раздутий. Детали тоже клеймены приемочными тульскими «молотками» (или это просто такая своеобразная литера Т?), причем на некоторых деталях  эти «молотки» помещены в круг. Справа на рамке окончательное приемочное клеймо - двуглавый орел с буквами ПК. Такое клеймо ставилось еще на винтовки Бердана и револьверы Смит-Вессона. В 1913 году буквы заменили на ХХ, очень может быть, что это инициалы тогдашнего Главного контролера ТОЗа. В том же 1913 надпись на крышке изменили, стало "Тульский Императора Петра Великого оружейный завод", а с 1918 - "Тульский оружейный завод".

Простой наган - это, конечно, не наградной маузер от Дзержинского, но точно его современник, а может быть даже непосредственный участник тех событий. Сам Дзержинский, кстати, наган и носил. Нет уж давно на свете ни тех, кого этими маузерами награждали, ни тех, кто награждал, а наган - вот он, на столе лежит. В любой момент можно прикоснуться к нему, ощутить тяжесть оружия и вспомнить вехи прошедших лет.

В.Вальнев, инженер-оружейник

Еще в этом разделе:

Комментирование доступно зарегистрированным пользователям.
Пожалуйста, авторизуйтесь здесь.

наверх наверх
Наган. Скромное обаяние антиквариата.

Простой наган - это, конечно, не наградной маузер от Дзержинского, но точно его современник, а может быть даже непосредственный участник тех событий.

Интересно прочитать